Женский труд и женские занятия в структурах российской повседневности X — XVII вв. Положение женщины в древней руси

Положение женщины в Древней Руси

Древнерусское общество — типично мужская, патриархальная цивилизация, в которой женщины занимают подчиненное положение и подвергаются постоянному угнетению и притеснению. В Европе трудно найти страну, где даже в XVIII-Х1Х веках избиение жены мужем считалось бы нормальным явлением и сами женщины видели бы в этом доказательство супружеской любви. В России же это подтверждается не только свидетельствами иностранцев, но и исследованиями русских этнографов.

В то же время русские женщины всегда играли заметную роль не только в семейной, но и в политической и культурной жизни Древней Руси. Достаточно вспомнить великую княгиню Ольгу, дочерей Ярослава Мудрого , одна из которых — Анна прославилась в качестве французской королевы, жену Василия I, великую княгиню Московскую Софью Витовтовну , новгородскую посадницу Марфу Борецкую , возглавившую борьбу Новгорода против Москвы, царевну Софью, целую череду императриц XVIII века, княгиню Дашкову и других. В русских сказках присутствуют не только образы воинственных амазонок, но и беспрецедентный, по европейским стандартам, образ Василисы Премудрой. Европейских путешественников и дипломатов XVIII — начала Х1Х в. удивляла высокая степень самостоятельности русских женщин, то, что они имели право владеть собственностью, распоряжаться имениями и т.д. Французский дипломат Шарль-Франсуа Филибер Массон считает такую «гинекократию» противоестественной, русские женщины напоминают ему амазонок, социальная активность которых, включая любовные отношения, кажется ему вызывающей.

1. Положение женщины в Древней Руси.

Женщины редко упоминаются в летописных источниках. Например, в «Повести временных лет» сообщений, связанных с представительницами прекрасного пола, в пять раз меньше, чем «мужских». Женщины рассматриваются летописцем преимущественно как предикат мужчины (впрочем, как и дети). Именно поэтому на Руси до замужества девицу часто называли по отцу, но не в виде отчества, а в притяжательной форме: Володимеряя, а после вступления в брак — по мужу (в такой же, как и в первом случае посессивной, владельческой форме; ср. оборот: мужняя жена, т.е. принадлежащая мужу).

Едва ли не единственным исключением из правила стало упоминание жены князя Игоря Новгород-Северского в «Слове о полку Игореве» — Ярославна. Кстати, это послужило А.А. Зимину одним из аргументов для обоснования поздней датировки «Слова». Весьма красноречиво говорит о положении женщины в семье цитата из «мирских притч», приведенная Даниилом Заточником (XII в.):

«Ни птица во птицах сычь; ни в зверез зверь еж; ни рыба в рыбах рак; ни скот в скотех коза; ни холоп в холопех, хто у холопа работает; ни муж в мужех, кто жены слушает».

Деспотические порядки, получившие широкое распространение в древнерусском обществе, не обошли стороной и семью. Глава семейства, муж, был холопом по отношению к государю, но государем в собственном доме. Все домочадцы, не говоря уже о слугах и холопах в прямом смысле слова, находились в его полном подчинении. Прежде всего это относилось к женской половине дома. Считается, что в древней Руси до замужества девушка из родовитой семьи, как правило, не имела права выходить за пределы родительской усадьбы. Мужа ей подыскивали родители, и до свадьбы она его обычно не видела.

После свадьбы ее новым «хозяином» становился супруг, а иногда (в частности, в случае его малолетства — такое случалось часто) и тесть. Выходить за пределы нового дома, не исключая посещения церкви, женщина могла лишь с разрешения мужа. Только под его контролем и с его разрешения она могла с кем-либо знакомиться, вести разговоры с посторонними, причем содержание этих разговоров также контролировалось. Даже у себя дома женщина не имела права тайно от мужа есть или пить, дарить кому бы то ни было подарки либо получать их.

В российских крестьянских семьях доля женского труда всегда была необычайно велика. Часто женщине приходилось браться даже за соху. При этом особенно широко использовался труд невесток, чье положение в семье было особенно тяжелым.

В обязанности супруга и отца входило «поучение» домашних, состоявшее в систематических побоях, которым должны были подвергаться дети и жена. Считалось, что человек, не бьющий жену, «дом свой не строит» и «о своей душе не радеет», и будет «погублен» и «в сем веке и в будущем». Лишь в XVI в. общество попыталось как-то защитить женщину, ограничить произвол мужа. Так, «Домострой» советовал бить жену «не перед людьми, наедине поучить» и «никако же не гневатися» при этом. Рекомендовалось «по всяку вину» (из-за мелочей) «ни по виденью не бите, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колотить, никаким железным или деревяным не бить».

Такие «ограничения» приходилось вводить хотя бы в рекомендательном порядке, поскольку в обыденной жизни, видимо, мужья не особенно стеснялись в средствах при «объяснении» с женами. Недаром тут же пояснялось, что у тех, кто «с сердца или с кручины так бьет, много притчи от того бывают: слепота и глухота, и руку и ногу вывихнут и перст, и главоболие, и зубная болезнь, а у беременных жен (значит били и их!) и детем поврежение бывает в утробе».

Вот почему давался совет избивать жену не за каждую, а лишь за серьезную провинность, и не чем и как попало, а «соймя рубашка, плеткою вежливенько (бережно!) побить, за руки держа».

В то же время следует отметить, что в домонгольской Руси женщина обладала целым рядом прав. Она могла стать наследницей имущества отца (до выхода замуж). Самые высокие штрафы платились виновными в «пошибании» (изнасиловании) и оскорблении женщин «срамными словами». Рабыня, жившая с господином, как жена, становилась свободной после смерти господина. Появление подобных правовых норм в древнерусском законодательстве свидетельствовало о широкой распространенности подобных случаев. Существование у влиятельных лиц целых гаремов фиксируется не только в дохристианской Руси (например, у Владимира Святославича), но и в гораздо более позднее время. Так, по свидетельству одного англичанина, кто-то из приближенных царя Алексея Михайловича отравил свою жену, поскольку она высказывала недовольство по поводу того, что ее супруг содержит дома множество любовниц. Вместе с тем в некоторых случаях женщина, видимо, и сама могла стать настоящим деспотом в семье. Трудно, конечно, сказать, что повлияло на взгляды авторов и редакторов популярных в Древней Руси «Моления» и «Слова», приписываемых некоему Даниилу Заточнику, — детские впечатления об отношениях между отцом и матерью либо собственный горький семейный опыт, однако в этих произведениях женщина вовсе не выглядит столь беззащитной и неполноправной, как может представиться из вышеизложенного. Послушаем, что говорит Даниил.

Читать еще:  Моральная измена больнее физической. Моральная и физическая измена. В чем разница

«Или речеши, княже: женися у богатого тестя; ту пеи, и ту яжь. Лутче бо ми трясцею болети; трясца бо, потрясчи, отпустит, а зла жена и до смерти сушит. Блуд во блудех, кто поимет злу жену прибытка деля или тестя деля богата. То лучше бы ми вол видети в дому своем, нежели жену злообразну. Лучше бы ми железо варити, нежели со злою женою быти. Жена бо злообразна подобна перечесу (расчесанному месту): сюда свербит, сюда болит».

Не правда ли, предпочтение (пусть и в шутку) самого тяжелого ремесла — варки железа жизни со «злой» женой кое о чем говорит?

Однако настоящую свободу женщина обретала лишь после смерти мужа. Вдовы пользовались большим уважением в обществе. Кроме того, они становились полноправными хозяйками в доме. Фактически, с момента смерти супруга к ним переходила роль главы семейства.

Вообще же, на жене лежала вся ответственность за ведение домашнего хозяйства, за воспитание детей младшего возраста. Мальчиков — подростков передавали потом на обучение и воспитание «дядькам» (в ранний период, действительно дядькам по материнской линии — уям, считавшимся самыми близкими родственниками-мужчинами, поскольку проблема установления отцовства, видимо, не всегда могла быть решена).

1.1. Положение женщины в роде княжеском

Из обзора распределения волостей княжеских видно, какую важную долю из них князья давали обыкновенно своим женам. Этому богатому наделению соответствовало и сильное нравственное и политическое влияние, какое уступалось им по духовным завещаниям мужей. Калита в своем завещании приказывает княгиню свою с меньшими детьми старшему сыну Семену, который должен быть по боге ее печальником. Здесь завещатель не предписывает сыновьям, кроме попечения, никаких обязанностей относительно жены своей, потому что эта жена, княгиня Ульяна, была им мачеха. До какой степени мачеха и ее дети были чужды тогда детям от первой жены, доказательством служит то, что сын Калиты, Иоанн II, не иначе называет свою мачеху как княгинею Ульяною только, дочь ее не называет сестрою; это объясняет нам старинные отношения сыновей и внуков Мстислава Великого к сыну его от другой жены, Владимиру Мстиславичу, мачешичу. Иначе определяются отношения сыновей к родным матерям по духовным завещаниям княжеским: Донской приказывает детей своих княгине. «А вы, дети мои, — говорит он, — живите заодно, а матери своей слушайтесь во всем; если кто из сыновей моих умрет, то княгиня моя поделит его уделом остальных сыновей моих: кому что даст, то тому и есть, а дети мои из ее воли не выйдут. Даст мне бог сына, и княгиня моя поделит его, взявши по части у больших его братьев. Если у кого-нибудь из сыновей моих убудет отчины, чем я его благословил, то княгиня моя поделит сыновей моих из их уделов; а вы, дети мои, матери слушайтесь. Если отнимет бог сына моего, князя Василия, то удел его идет тому сыну моему, который будет под ним, а уделом последнего княгиня моя поделит сыновей моих; а вы, дети мои, слушайтесь своей матери: что кому даст, то того и есть. А приказал я своих детей своей княгине; а вы, дети мои, слушайтесь своей матери во всем, из ее воли не выступайте ни в чем. А который сын мой не станет слушаться своей матери, на том не будет моего благословения».

Информация

Биография: Данное пространство посвящено истории женской повседневности и женскому вкладу в историю и культуру по данным истории, археологии, этнографии и других дисциплин и областей.

Здесь не продвигают традиционалистские идеи, не занимаются пропагандой «Духовных Скреп»™, здесь изучают культуру и делятся своим знанием с другими (да, приветствуется делиться своими материалами через функцию «предложить новость»). Данное пространство объявляется свободным от любых форм дискриминации.

В сообществе могут размещаться материалы 18+ Дата рождения: 11 октября 2016

346 записей

Вчера у нашего сообщества была третья годовщина, которую админ благополучно пропустил, но зато перевел целую статью. Показать полностью… Так что будем считать, что она приурочена к этому событию.

Это перевод статьи о жизни и деятельности королевы Этельфледы, источник: https://www.ancient-origins.net/history-famous-people..

Хотя статья, в целом, неплоха (иначе я просто не стала бы её переводить), всё же хотелось бы отметить несколько моментов.

Во-первых — начало и конец эпохи викингов. «Официальным» началом эпохи викингов 793 год (год разорения монастыря на о. Линдисфарн) стал, потому что факт нападения на монастырь попал в письма Алкуина — грабительские рейды викинги совершали и раньше, а морские контакты между территорией современной Ирландии и Норвегии фиксируются на два века раньше. С концом эпохи викингов автор тоже хватил лишку — согласно тому же Р. Буайе («Викинги: история и цивилизация») о конце эпохи викингов можно говорить уже применительно к 1030 — 1050 годам, даже несмотря на то, что отдельные вылазки совершаются до середины 12 века.

Во-вторых, вызывает вопросы утверждение автора об отсутствии поддержки со стороны родственников Этельфледы (а именно, брата и мужа), и, как следствие, её полной самостоятельности в вопросах управления королевством. Поскольку средневековье — это эпоха, в которой человек не «сам по себе мальчик, свой собственный», а представитель определенного дома, семьи (иногда эти понятия отождествлялись и даже обозначались одним термином), лепить из средневековой королевы Превозмогшую и Добившуюся успеха вопреки, а не благодаря возможностям и ресурсам семьидома несколько некорректно, поскольку в это время все (и мужчины, и женщины) действуют, используя ресурсы своих семейдомов, и, значит, в соответствии с их интересами. В свою очередь, А.Г. Глебов в книге «Англия в раннее средневековье», упоминая о её деятельности, говорит о ней как о части семьи Альфреда Великого.

Читать еще:  Как найти интересные темы для разговора с парнем. Как увлечь мужчину беседой? Интересные темы для разговора с парнем

58795 (Положение женщины в истории России)

Описание файла

Документ из архива «Положение женщины в истории России», который расположен в категории «курсовые работы». Всё это находится в предмете «история» из раздела «Студенческие работы», которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе «курсовые/домашние работы», в предмете «история» в общих файлах.

Текст из документа «58795»

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. В. Г. БЕЛИНСКОГО

Исторический Кафедра истории и права факультет

Дипломная работа на тему:

Студент А. Ю. Пимукова (Суркова)

Научный руководитель к.и.н., доцент А. М. Подлужная

Зав. кафедрой к.и.н., профессор Л. Ю. Федосеева

Глава I. Положение женщины в Древней и Средневековой Руси (IX – XVI вв.)

1.1 Правовой статус женщины: право на владение и распоряжение имуществом, земельной собственностью

1.2 Женщина в древнерусской и средневековой семье (IX – XVI вв.)

1.3 Женщина и суд: преступление и наказание

Глава II. Социокультурные факторы изменения положения женщины в XVII – XVIII вв.

2.1 Эволюция имущественного положения женщины

2.2 Трансформация брачно-семейных отношений

2.3 Развитие женского образования и досуга

Глава III. Женский вопрос в России в первой половине XIX в.

3.1 Семья и имущественные отношения женщины первой половины XIX в.

3.2 Женское образование в первой половине XIX в.

Список использованных источников и литературы

Актуальность темы исследования определяется ее научно-практической и теоретической значимостью. История повседневности представляет собой одно из наиболее перспективных направлений, получивших свое развитие в отечественной историографии с конца XX столетия. Тема актуальна на фоне возросшего на рубеже XX – XXI вв. интереса к исследованию статуса российской женщины в современном обществе, для чего необходимо изучение и осмысление экономического и социально-политического положения женщины в России на протяжении длительного исторического периода.

Изучение социальной истории России порождает интерес к повседневной жизни женщин разных сословий, поскольку, несмотря на значительное количество исследований, посвященных различным аспектам социально-экономических и культурных процессов, наблюдается недостаток работ, где был бы объединен материал по различным направлениям исторических исследований. Период IX в. – 1861 г. в России отмечен кардинальными реформами во всех сферах жизни общества. Они затронули и повседневную жизнь женщины. В результате чего стали меняться бытовые привычки и образ жизни. Исследование проблемы помогло оценить масштабы модернизации общества и их результаты за столь длительный период.

Особый интерес к «женской теме» обусловлен разнообразием ролевых функций, которые осваивают женщины в современном обществе. Российское общество, в котором не так давно акцент был сделан на предоставлении женщине возможности реализовать свои карьерные амбиции, в последнее время в связи с нестабильностью в экономическом секторе, а также обострившейся демографической проблемой, обращается к патриархальной государственной политике. Проявляется это в форме ограничения участия женщин в государственно-профессиональных сферах, что порождает недовольство женщин и напряженность. В результате чего перед государством становится задача по выработке политики, предоставляющей равные условия реализации для женщин.

Всесторонний анализ жизни и деятельности женщин, начиная с древнейших времен, позволяет вернуться к истокам процесса вхождения женщины в социум, где и произошло осознание важности и необходимости присутствия женщин в жизни общества. Изучение проблемы взаимоотношений женщины и социума обеспечит понимание значимости активной деятельности женщин в становлении правового государства, а также будет содействовать повышению статуса женщины.

Предметом исследования выступает повседневная жизнь женщин в период IX в. – 1861 г.

Объектом исследования является русская женщина рассматривающиеся в качестве отдельной социокультурной общности, для которой характерен жизненный стиль, определяемый правовым статусом женщины в семье и обществе, установленные нормы поведения, а также определенные способы реализации в обществе.

Хронологические рамки исследования относятся к IX в. – 1861 г., которые соответствуют основным периодам становления и развития политики государства по отношению к женщинам. Перемены, происходящие в повседневной жизни женщин, были обусловлены целым комплексом реформ в политической, социальной, экономической и культурной сферах жизни.

Историография проблемы. Историю изучения темы женской повседневности можно условно разделить на три периода: 1. дореволюционная историография (18000 – 1917 гг.) 2. вопросы «женской истории» в трудах советских исследователей (1917 г. – начало 90-х XX в.); 3. новейшие разработки в области «женской истории» в России (90-е гг. – 2000 г.).

Накопление фактического материала о положении женщины в русском обществе было начато русскими учеными в конце XVIII – начале XIX вв. Участники академических экспедиций конца XVIII в. – П. П. Паллас, И. П. Фальк, И. И. Лепехин и другие путешественники по Сибири – оставили отрывочные впечатления о семейном быте русского крестьянства этого региона, прежде всего – о традициях и ритуалах, связанных со свадебными торжествами, а также с семейной обрядностью, в том числе касавшейся вынашивания, рождения и воспитания детей 0 .

На рубеже XVIII и XIX вв. за «женскую тему» взялись и историки: «последний летописец » Н. М. Карамзин выразил надежду, что вскоре появится исследователь, «талантливое перо которого напишет галерею портретов россиянок, знаменитых в истории или достойных сей участи». Историческая повесть Н. М. Карамзина о новгородской боярыне XV в. Марфе Борецкой, возглавлявшей боярскую группировку, которая была политически оппозиционна самодержавной власти Москвы, побудила интерес к биографиям других выдающихся женщин русского средневековья 0 .

Начало XIX в. в России было отмечено подъемом национального самосознания, патриотическим порывом в годы Отечественной войны 1812 г. В прямой связи с ними и с возникшим в 1820 – 1850-е гг. славянофильством был пробудившийся интерес к истории средневековой России, ее быта, повседневности, обычаев традиций.

В середине XIX в. знатоки повседневности и нравов средневековья – И. Е. Забелин и А. Терещенко – сделали попытки «вписать» женщин в материальный быт допетровской эпохи (X – XVII вв.). Однако даже в книге И. Е. Забелина «Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях» героини истории – русские царицы – оказались буквально «задавленными» деталями бытописательства: описаниями утвари, одежды, распорядка дня 0 .

Читать еще:  Почему от меня ушел мужчина в чем причина. Почему уходят мужчины в первые месяцы после знакомства. Неухоженный вид жены

В те же 1830 – 1850-е гг. исследователи юристы либерального толка – так называемые «западники», особенно сторонники «государственной школы» – сосредотачивали внимание на других сторонах истории женщин. Они анализировали в своих публикациях не столько обычное право, сколько писаное, сравнивали уголовно-правовые и материально-правовые нормы, сопоставляли имущественный статус, дееспособность женщин в допетровскую эпоху и в XVIII в., доказывая разительность перемен, совершенных в эпоху «европеизации».

Одним из первых отметил перемены в бытовой жизни русской женщины, историк XIX века, Н. М. Костомаров 0 . В своей работе он выделил отличительной черты быта русского населения XVI и XVII вв., в результате чего оказалась подробно освещена материально-вещественная сторона повседневной жизни русской женщины.

Некоторые из «государственников», в том числе С. М. Соловьев 0 , видя социальное неполноправие женщин и считая его «следствием огрубления нравов», обратили в то же время внимание на традиционность сравнительно широкого участия женщин из среды социальной элиты в общественно-политической жизни княжеств и земель. Возникновение «российского матриархата» (1725 – 1796 гг.) выглядело в их исследованиях закономерным возвращением к «хорошо забытому старому»: в эпоху средневековья женщины активно участвовали в управлении княжествами и землями.

Следует учитывать, что подобные выводы рождались в эпоху бурной либерализации общественной жизни России, которая сопровождала буржуазные реформы1860 – 1870-х гг. К этому времени относятся первые попытки найти решения женского вопроса 0 .

Обращали внимание на проблему женского вопроса и литераторы. Разнообразные по жанрам произведения – статьи, рецензии, в которых рассматривались проблемы женского вопроса, были представлены широким кругом авторов. Среди них – Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов, Т. Г. Шевченко, Н. А. Некрасов, М. Л. Михайлов, А. Н. Пыпин, Н. П. Суслова, А. Я. Панаев, К. Д. Ушинский и многие другие. В ходе дебатов и журнальной полемики становилось все более ясным, что важнейшим залогом изменения социального, экономического, семейного положения женщин является просвещение 0 .

Новой темой в «женской истории» России, рожденной стремительными экономическими трансформациями, превращением России в одну из среднеразвитых капиталистических стран, стала с 1860-х гг. XIX в. тема места женщины в системе трудовых ресурсов страны, занятости и безработицы, тема охраны труда работниц и его оплаты. Необходимо заметить, что на тему женского труда откликнулись в те годы практически все более или менее значимые лидеры общественных движений 0 .

В советской науке проблематика исследований сосредоточилась на изучении социально-экономической и политической истории. Переориентация научного мышления происходит с начала 1970-х. гг.

Автор оригинального исторического эссе «Люди и нравы Древней Руси» Б. А. Романов 0 попытался впервые в советской науке представить картину повседневности «всякого человека XI – XIII вв.» и потому описал образ жизни горожанок и крестьянок, женщин свободных и зависимых, княгинь и холопок. Главным источником он избрал ранние покаянные книги и летописи.

Что касается собственно исторических исследований, то в основном они представляли собой работы этнографического характера, предмет изучения которых – брачная обрядность, эволюция русского женского костюма и исследования по истории духовной и материальной культуры русского общества в канун петровских преобразований 0 .

Особый интерес стали проявлять ученные в период хрущевской оттепели, современник которой сами именовали себя «шестидесятниками». В различных научных сборниках и журналах появилась масса статей, касавшихся «женской истории» 60-х годов XIX в. – «женской эмансипации», борьбы шестидесятниц за равенство политических прав, за право на образование. История женского образования в России в XIX в., в том числе первых женских курсов – Бестужевских, нашла отражение в монографии Э. П. Федосовой 0 . В ней был не только собран и обобщен огромный фактический материал, связанный с конкретными биографиями учениц, но и проанализирована тактика взаимодействия женских обществ с правительственными учреждениями.

Тема «женской повседневности» анализировалась в исследованиях по истории городского быта и культурной жизни русского народа XIII – XVIII вв 0 . Особое место отводилось изучению этнографическим аспектам, таким как: предбрачная и брачная девичья обрядность, особенности материнской педагогики в традиционной крестьянской семье, женского досуга и развлечений, эволюция женского костюма.

К середине – концу 80-х годов длительный период накопления фактических знаний должен бал закономерно смениться периодом их синтеза, временем создания концепций, объясняющих общее и особенное в «истории русских женщин». Актуальность темы была настолько остра, что даже в условиях марксисткой идеологии появлялись первые статьи, авторы которых решались спорить с общественным мнением – об униженности и бесправии женщин. Особо здесь стоит отметить работы Н. Л. Пушкаревой 0 , положившей начало «женской темы» в отечественной истории является следующих лет. Стоит упомянуть и работу Васильевой Л. И. 0 , в которой рассказывается о роле и месте женщины в крестьянском хозяйстве.

Таким образом, в советской исторической науке, касаемо изучаемой проблематики, превалировали исследования этнографического характера. Некоторые аспекты жизни русской женщины освещены в работах¸ посвященных изучению бытовой культуры.

Современный период связан с изменением исследовательского ракурса отечественной исторической науки в 90-е гг. – теперь «женская тема» развивается в рамках гендерных исследований.

Свидетельством роста популярности данного направления становится появление центров гендерных исследований в крупных городах – Москве, Иванове, Тамбове, на базе которых ведутся научно-исследовательские работы, проходят конференции и семинары. Вопросами проблематики и методологии исторической феминологии и гендерной истории в России занимается Л. П. Репина 0 .

При этом подавляющее большинство авторов разрабатывало тему женской повседневности в русле исследования частной и общественной жизни в рамках конкретного региона. Необходимо отметить отсутствие исследований краеведческого характера, посвященных изучению повседневности женщин в указный период.

Последнее десятилетие XX в. круто переменило отношение к «женской истории» во всем мире. За женскую проблему разом взялись социологи 0 , философы 0 , психологи 0 – ученные смеженных с историей гуманитарных наук, используя свои методы анализа, они доказали многогранность «женской темы» как одной из важных проблем в русской истории.

Источники:

http://mirznanii.com/a/134525/polozhenie-zhenshchiny-v-drevney-rusi
http://vk.com/wall-130487554?q=#%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B8%D0%B9_%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4
http://studizba.com/files/show/doc/55457-1-58795.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector