Про парня в оранжевой куртке с бензопилой. Дрейк в оранжевой куртке

Про парня в оранжевой куртке с бензопилой

Хотел вас с утра попугать ситуацией в экономике Беларуси, но не вышло. Причиной стал подросток с бензопилой, устроивший локальный ад в торговом центре «Европа». В центре той самой Европы во всех смыслах. Не будем разводить теорию заговоров, ограничимся сухими фактами.

Примерно в половине шестого в ТЦ «Европа» в Минске зашёл молодой человек в оранжевой куртке с чехлом от гитары. Гитары в чехле не было, зато были топор и бензопила. Зайдя в торговый центр, парень испытал такую злость, что не смог удержаться, завёл бензопилу и начал кромсать людей, как в известном ужастике.

Впрочем, в отличие от кино, в жизни бензопила оказалась так себе оружием и заклинило её сразу же, поэтому дальше он уже орудовал топором. Результат: одна женщина погибла, вторая в больнице и ещё одна отделалась рассечением руки, не понадобилось даже госпитализировать. Жуткая трагедия, которая не могла бы произойти в нашей благополучной Беларуси. Казалось бы.

Извините, если затрону дальше чьи-то тонкие чувства, которые всколыхнулись от новостей.

Мне, если честно, стало страшнее от чтения комментариев к новости, чем от самого происшествия.

Нет, это безусловно трагедия, особенно для родных и близких погибшей женщины. Мы им сочувствуем. И желаем скорейшего выздоровления пострадавшим. Но давайте просто на минутку перестанем истерить на тему «как такое могло случиться в нашей стране». А что собственно такого произошло? У нас в благополучной Малиновке пару месяцев тому мужчина, недавно «откинувшийся», зашёл в магазин, потребовал у кассирши денег, а то дескать зарежет кого-нибудь, денег не получил, ну и пырнул ножом стоявшую рядом женщину. Та скончалась от ран. Трагедия? Безусловно. Но шока ни у кого не было, равно как и резонанса в новостях. Никто не выяснял возраст преступника, не спрашивал, кто его родители, куда смотрела охрана и надо ли отменять или ужесточать смертную казнь. Просто урка пырнул ножом женщину, ничего особенного, проходите мимо. Но стоит добавить антуража.

Не существует в природе ни одного фильма ужасов про то, как чёткий пацанчик с района ходит и «пыряет» граждан заточкой. Если такие моменты и попадают в кино, то только как проходной эпизод в криминальном сериале. А вот если взять бензопилу и надеть маску, то вы получите трилогию со спин-оффом, приквелом и пару ремейков. Хотя казалось бы. Результат же в том и другом случае один и тот же: лужа крови и убитая женщина. Причудливо работает психика человека, реагируя на внешние атрибуты часто куда активнее, чем на суть событий.

Нет, серьезно, в Беларуси в среднем за день совершается два убийства. Да-да, в тихой, благополучной Беларуси, которая у нас одна. Не слышали, не задумывались? Потому что в среднем пресса игнорирует эти события, ограничиваясь парой строк в сводке. Ну иногда разворачивая сухую сводку до заметки. Конечно, большинство этих убийств это банальная бытовуха. Сели, выпили, потом ещё выпили, потом кто-то сказал что-то плохое про Президента, за что его придушили, труп расчленили и спрятали. Тут всё понятно, очевидно и не стоит общественного резонанса. Вот причина, вот обстоятельства, логика раскладывает событие на составляющие, делая его не таким пугающим, а страну не более опасной, чем прежде.

А вот когда на сцене появляется мистический юноша в оранжевой куртке с бензопилой, вот это страшно, вот это ужас! Потому что мотивы скрыты где-то во тьме, а неизвестность пугает куда больше.

Мотивы вовсю ищут теперь интернет-эксперты. Среди основных версий плохое воспитание, злоупотребление спайсами, психическое заболевание и наконец заговор властей, чтобы отвлечь внимание от ситуации в экономике. На оппозиционных сайтах уже вопят о сокращении койко-мест в психиатрии, не задумываясь даже о том, чтобы поместить юношу на койко-место, надо его сначала за ручку привести к психотерапевту хотя бы, чего ни один родитель не сделает практически никогда. И количество койко-мест никак тут не поможет.

Хотите, чтобы психиатрам довели план по госпитализации граждан? Так завтра же вас же и упекут по этому плану, не сомневайтесь. А сумрачный гений будет мастерить бомбу или покупать строительные инструменты, не привлекая внимания. Но количество специалистов по психическим заболеваниям на единицу страницы форумов радует, с таким количеством квалифицированных психиатров я спокоен за будущее нашей страны. При этом если вы пройдетесь по улице и пообщаетесь с обычными гражданами на улице, то за полчаса вы встретите десяток-другой персонажей, которым не мешало бы обратиться за помощью. А если будете долго перебирать всех своих знакомых, то может быть вспомните одного или двух, кто реально за ней обращался. И то вы на него коситесь с тех пор уже два года и не разрешаете детям с ним разговаривать, мало ли что.

Но, конечно, когда что-то случается, мы сразу начинаем вопить, где же были врачи и куда они смотрели. Увы, принудительная психотерапия ушла вместе с Брежневым, да и тогда она не особо-то помогала предотвратить трагедии, больше концентрируясь на диссидентах.

Разумеется, не помогли и многочисленные охранники, стоящие на каждом углу каждого торгового центра, подозрительно глядя на посетителей.

  • Во-первых, по закону они оказывается оформлены как «администраторы», у них нет ни полномочий, ни спецсредств для обезвреживания подобных преступников.
  • Во-вторых, парень был даже без самоката, поэтому не было причин его останавливать.
  • В-третьих, давно пора понять, что функция этих охранников не охранять нас, а охранять торговые центры от нас, чтобы мы не катались на самокатах и не воровали булочки. И это святая правда, закреплённая в должностных обязанностях. И когда вам будут говорить о том, что камера в раздевалке установлена для вашей безопасности, не верьте. Она там установлена, чтобы вы не надели лишнюю майку под свитер и не вышли в ней, не более того. Ну и ещё, чтобы выкладывать самых смешных посетителей на ютуб, а к безопасности это не имеет никакого отношения.

А больше всего порадовала администрация торгового центра «Европа».

— А сколько администраторов в ТЦ предусмотрено штатным расписанием сейчас?

— Я не могу вам ответить на этот вопрос. Я не могу продолжать с вами беседу сейчас, перед нами стоят более важные задачи, чем комментарии для прессы.

Читать еще:  Что означает когда парень обнимает. Следи за руками: как объятия выдают истинные чувства мужчины

— Но меры безопасности точно будут усилены?

— Да, это абсолютно точно.

Эй, серьёзно? Более важные задачи? У вас там вообще-то чувак бензопилой людей порубил, а останавливали его мусорками и стульями посетители и продавцы. И на каждом сайте сейчас висит новость, что в ТЦ «Европа» пилят людей и кровища. У вас вообще нет более важной задачи, чем общаться с прессой и хоть как-то пытаться этот инцидент погасить, если такое вообще возможно. Но видимо в ТЦ «Европа» слишком много посетителей и продавцов и вообще людей, которых надо как-то отвадить от посещения этого торгового центра. Поэтому мы не будем общаться с прессой и усилим меры безопасности. Например, рамки на входе поставим и будем требовать справку от психиатра и прописку от всех входящих.

Теперь собственно к мерам безопасности. Разумеется, интернет-эксперты уже признали их никуда не годными и рассказали, как надо организовать досмотр граждан, чтобы не допустить повторения этого никогда. Единственная проблема с интернет-экспертами в том, что им почему-то не доверяют эти самые меры внедрить в реальной жизни.

А между тем проблему психопатов с топором замечательно решили… нигде. Ни в одной стране мира не решили вопрос, как оградить одних граждан от агрессивных проявлений других, случающихся спонтанно и проявляющихся в крайне опасной манере. То в благополучной Норвегии, то в погрязших в насилии США, то в мирной Германии, то в странной Японии, то в растущем Китае найдётся кто-то, кто возьмёт пистолет, топор, нож или иное орудие относительно массового поражения, пойдёт в людное место и свершит там что-нибудь ужасное. Мы уж не говорим про страны менее цивилизованные, на новости которых вообще никто не обращает внимания. В Турции вон на выходных опять 18 человек взорвали, это вообще кого-то ещё волнует? А там чрезвычайное положение после переворота ещё не отменили, и всю страну трясут службы безопасности между прочим.

Поэтому, отвечая на вопрос, что бы могли сделать власти, чтобы не допустить трагедии, мы подходим к страшному для всех ответу. Сделать власти не могли ничего. Сколь бы вы не усиливали меры безопасности, досмотры, профилактику, всё равно рано или поздно сойдутся обстоятельства, расположатся светила небесные и перемкнут нейроны в мозгах у очередного гражданина, и возьмётся он за топор, просто потому что ему захочется порубить людей. И никогда вы не угадаете, куда он пойдет это делать, пока он реально туда не придёт. Всё, что можно с этим сделать, это помогать пострадавшим, наградить задержавших, уволить охранников и жить дальше, постепенно затягивая раны в общественном сознании. Общество, оно гибкое и сильное на самом деле. Оно любые трагедии со временем переживает, иногда делая выводы, иногда нет.

А вот с чем что-то надо делать, так это с нами всеми. Открываем мы комментарии, а там… казнить, четвертовать, распилить бензопилой его и родителей и желательно в присутствии родственников, а потом показать по телевидению. И уверенность в том, что родители отмажут, а власти всё скрывают. И сотни способов лечить психов и как их надо от нас, нормальных, изолировать. А я читаю всё это, и кажется мне, что это надо нас изолировать и долго-долго лечить, пока даже мысли о таких комментариях не перестанут возникать.

Ведь допустим тут общественный резонанс, подогрев прессы и «антуражная» бензопила. Но откроем любую другую новость, а там тоже самое! Убить, разорвать, сам поубивал бы. Причём начиная от убийств, заканчивая поцарапанной машиной или украденным мобильником. И нет, я не утверждаю, что каждый из этих комментаторов пойдёт завтра и на самом деле поубивает кого-нибудь.

Учёные наоборот утверждают, что выброс агрессии в кровавой игрушке или где-то на форумах позволяет не выплескивать её в реальность. Но вот выброшенная агрессия в тот же форум никуда не делась, просто вы её разделили со всеми, кто прочитает комментарий. И всё это копится, множится, создавая настроение, задавая эмоции и замыкая нейроны в мозгах у особо впечатлительных граждан. А потом мы выходим на улицу к тем самым людям, которые прочитали о том, кого надо бы поубивать и совершенно их не боимся, как мне кажется, очень зря.

Наполняя агрессией пространство между людьми, не надо удивляться, как такое может произойти. Надо удивляться, почему это не происходит постоянно, каждый день. А потом открывать статистику и не удивляться, потому что всё уже происходит каждый день. Мы просто стараемся этого не замечать, делая вид, что всё нормально, пока это не коснулось нас или наших близких.

Знаете, ведь убийцу посадят, ну или отправят на лечение. Погибших похоронят. Родственники отплачут. А нам со всем этим жить. Или с агрессией, которую мы накапливаем и разбрасываем. Или с солидарностью и пониманием. Мы завтра не проснёмся в другой стране, если начнём улыбаться на улице или проявлять чуть больше вежливости в соцсетях. И тем более это не спасёт нас от будущих трагедий (кто бы сомневался, что они ещё будут и даже в нашей стране). Но оставив мёртвым хоронить своих мертвецов, мы остаёмся жить среди живых. Давайте хотя бы попробуем сделать это чуточку лучше.

«Дрейк-кот»: главный мем с канадским рэпером обретает новую жизнь

Поделитесь новостью:

Читайте также:

«СОЦИУМ-ПОСЕЛЕНИЯ» умеют выбирать продукты.

Доказано, что наслаждение, которое человек получает.

В Испанию едут за качественной обувью и сумками из кожи, украшениями.

Любишь работать — люби и отдыхать

Диетологи считают, что самым полезным является лёгкий овощной суп

Диджитализация и отказ от всего устарело полным ходом внедряется в.

Популярные новости

В течение всей нашей жизни организм научился приспосабливаться к.

Забавная история произошла в американском городе Беллингхем. Кошка.

В американском журнале PNAS сообщается, что употребление красного мяса в разы увеличивает риск преждевременной.

Для человека очень важен спокойный и здоровый сон. Он напрямую зависит от обстановки в спальне и особенностей.

«Роев ручей» запустил новую акцию – «Входные билеты по 100 рублей!».

Мы привыкли, что молоко — это полезно и как-то по-домашнему.

Не зря пса зовут Меркьюри

Если вы хотите провести рождественские каникулы в Европе как в сказке Ганса Христиана Андерсена.

Цветотерапия – только первый шаг в борьбе с серым осенним.

Согласно новому исследованию, люди, которые не моют руки после.

А недавно, пока котейка смотрела в окно

Все неприятные ощущения, связанные с внутренними органами

Читать еще:  Как научиться красивой походке девушке. Видео урок: Красивая походка. Очередность движения стопы и тела

Подготовка к беременности — крайне важный шаг, если вы хотите родить.

Видео патрульного полиции, который на одной из станции метро.

Вопрос о том, как избавиться от лишней воды в организме, достаточно.

В вашей жизни наступили нелегкие времена?

Арт-пространство футуристической выставки, организованной.

От варикозного расширения вен страдает более половины населения планеты.

Киану Ривзу 2 сентября исполнилось 55 лет

Наука давно утверждает, что потребление слишком.

В 132 деревнях северного индийского штата Уттаракханд за три.

Жена президента Сирии Башара Асада Асма Асад излечилась от рака.

«СОЦИУМ-ПОСЕЛЕНИЯ» умеют выбирать продукты.

Доказано, что наслаждение, которое человек получает.

В Испанию едут за качественной обувью и сумками из кожи, украшениями.

Любишь работать — люби и отдыхать

Диетологи считают, что самым полезным является лёгкий овощной суп

Диджитализация и отказ от всего устарело полным ходом внедряется в.

В течение всей нашей жизни организм научился приспосабливаться к.

Забавная история произошла в американском городе Беллингхем. Кошка.

Маклауд в оранжевой куртке 100

Награды от читателей:

Наградить фанфик «Маклауд в оранжевой куртке»

В реке кто-то утопился.

Хлоя восприняла этот факт спокойно, без оханий, без шока и обмороков. Она уже не раз видела их — жертв аварий, висельников, утопленников, даже сгоревших; кого-то на видео, кого-то — и в жизни, если выпадала такая возможность. Писатель не должен позволять страху или отвращению взять над собой верх. Писатель должен знать, о чём пишет.

В реке кто-то утопился. Хлоя восприняла этот факт спокойно, без оханий, без шока и обмороков. Она уже не раз видела их — жертв аварий, висельников, утопленников, даже сгоревших; кого-то на видео, кого-то — и в жизни, если выпадала такая возможность. Писатель не должен позволять страху или отвращению взять над собой верх. Писатель должен знать, о чём пишет. Хотя люди в издательствах были, кажется, другого мнения. Хлоя лениво протиснулась сквозь небольшую толпу зевак, окинула взглядом труп, который двое немолодых мужчин как раз погружали в труповозку. На лицах у мужчин была усталость и безразличие; в прошлом месяце Хлоя написала повесть о том, как один такой оказался маньяком. Парочка читателей её блога оставила даже восторженные отзывы; ещё кое-кто возмущался — как можно писать подобное о людях с такой тяжёлой, нервной профессией. Хлоя усмехалась. Писатель должен уметь впечатлять. Утопленник совсем молодой — парню нет и тридцати. Симпатичный даже, наверное, был при жизни: волосы светлые, высокий, не дрыщ. Хлоя не любила дрыщей — они ей напоминали о монстрах из рассказа, который она придумала в девятнадцать. Монстры опутывали людей длинными конечностями и душили, а потом выплетали из своих волос крайне прочные верёвки и перетягивали им мясо жертв, будто ветчину. В постели Хлое всё-таки хотелось думать о чём-нибудь другом. Например, о монстрах из того рассказа, который она придумала в двадцать два, — они делали с жертвами кое-что другое. О них Хлоя в постели иногда думала. Писатель должен уметь возбуждать. Тех, кто был в издательствах, впрочем, явно возбуждало что-то, что не имело никакого отношения ни к Хлое, ни к её рассказам. А ещё у утопленника была куртка со зверских размеров капюшоном. Оранжевая такая, на молнии; Хлое почему-то больше всего запомнилась. При жизни парень, наверное, мог бы в этот капюшон всей головой спрятаться; а если бы ещё и верёвочками спереди стянул — так может, и задохнулся бы через какое-то время. Хотя нет, если ткань не плотная, сам бы не задохнулся, а вот на помощь позвать бы не смог; вот если завязать верёвочки снаружи покрепче и кинуть в реку — идеальное убийство, чёрт возьми. Эх, и что ж она раньше не пришла; вдруг его именно так и убили, просто капюшон сейчас уже сняли? Довольная, Хлоя зашагала прочь от моста, убыстрив шаг. Она уже знала, о чём будет её следующий рассказ.

– Сигаретки не найдётся? – раздался за спиной хрипловатый голос. – Не курю, – машинально откликнулась Хлоя. Раньше курила, нравилось; теперь денег стало не хватать. Работодатель явно заботился о том, чтобы она не сажала себе здоровье никотином и ещё много лет несла женщинам ценную информацию о возвращении неверных мужей. Ей самой эти «мужья» иногда казались кем-то мифическим. Навроде монстров. Хотя монстры были чуточку более реальными. – Че, совсем не куришь? – как-то жалобно, глуповато и удивлённо спросил незнакомец. Хлоя обернулась, чтобы посмотреть на непонятливого мужчину, — и застыла. Точь-в-точь как тот утопленник. Брат-близнец, что ли. Стоит тут перед ней, весь такой блондинистый, сгорбившийся, небритый, в такой же оранжевой куртке. Ещё и волосы почему-то влажные — хотя дождь закончился вроде как ещё пару часов назад. Близнецам часто покупают одинаковую одежду, да. Даже взрослым. Вон и пятна на куртках — тоже одинаковые. – Совсем не курю, – ответила Хлоя, отчаянно жалея о том, что в кармане действительно не было ни одной завалящей сигаретки; завязать разговор с незнакомцем было бы проще. А так придётся действовать решительно. Писатель должен быть готов встретиться с тем, о чём он пишет. И поверить в это. Не колеблясь. Не ища жалких разумных оправданий. – Скажите, это ведь вас недавно погрузили в труповозку. Незнакомец вскинул брови и ухмыльнулся, обнажая желтоватые зубы.

– Ты. ты что, реально умираешь и воскресаешь? И так сколько угодно раз. Линолеум был обильно заляпан кровью, вытекшей из вспоротого живота гостя. Только что на глазах у Хлои рана затянулась обратно, затянулась за считанные секунды; раз уж всё так просто и удобно, могла бы и кровь оттуда не течь, раздражённо подумала Хлоя. А так пол придётся мыть. Жалко. Кенни, представился он ей. Кенни МакКормик. Имя она узнала уже на лестничной площадке, звеня ключами, чтобы впустить в дом ещё незнакомого на тот момент человека. Человека, который только что утонул в реке — а потом воскрес. Человека, который был явно сильнее неё и мог сделать с ней всё что угодно в её же собственной квартире. Писатель должен уметь совершать безумства. Это она выдумала в своё оправдание прямо там, на лестничной площадке, засовывая ключ в замочную скважину. Кенни, впрочем, ничего с ней не собирался делать. На секунду скрылся в ванной, вернулся оттуда, вытирая только что сполоснутый от крови нож кусочком туалетной бумаги. – Охуеть смешно, – огрызнулся он. – Просто уссаться можно. Вежливости природному феномену в оранжевой куртке явно недоставало. Впрочем, куртку он снял ещё до того, как начал свои эксперименты с разрезанием; под ней оказалась грязновато-серая футболка, старенькая, протёртая чуть ли не до дыр. – Чаю будешь? – невпопад спросила Хлоя. Привела к себе домой бродягу в обносках — предложи ему чаю, что же тут непонятного. – Выпить, – коротко откликнулся Кенни. – И пожрать. – Да ты вежливый, как я погляжу, – хмыкнула она, тем не менее, послушно направляясь к холодильнику. На крови бы не поскользнуться — заляпали ей тут всё. – Мне можно, – хрипловато усмехнулся Кенни. – Меня тут вообще быть не должно. – Не пойму, честно говоря, чего ты паришься, – пожала плечами Хлоя. – Ты же столько всего можешь сделать благодаря этому, это же такие возможности. – Нахуй всё, – тут же откликнулся гость. – Ну, знаешь ли. – Ебал я в жопу такие возможности. Я тут, блядь, уже две недели самоубиться пытаюсь.

Читать еще:  Привлекательная женщина. Какая она? Женская привлекательность

– Неужели реально всё так плохо? Хлоя бездумно водила пальцами по фарфоровой кружке со сколотой ручкой. На кружке были нарисованы какие-то весёлые мультяшки с глазами-сердечками. В кружке был виски. Неразбавленный. Да и не было там всё так плохо. Это Хлое и так было видно; вопрос был, можно сказать, риторический. Просто Кенни отчаялся. Оно и понятно — вся жизнь в нищете, всё детство в надеждах вырасти и стать наконец достойным человеком, вся юность в надеждах вырасти и стать хоть кем-нибудь, вся молодость в. Кенни не хотел продолжать. Хлоя его даже, наверное, понимала. Писатель должен уметь понимать других. Бродяга с грязными, спутанными светлыми волосами сидел за столом, сгорбившись, пялился в свою кружку с вискарём и молчал, жадно пережёвывая горбушку хлеба; он не ел несколько дней, наверное, подумала Хлоя. Вздохнув, достала банку консервов, потянулась за открывашкой. Глаза у гостя загорелись бешено, лихорадочно; мигом вскочил с места, мягко забрал открывашку из её рук, вскрыл банку сам — быстро, легко, сильными уверенными движениями. Хлоя протянула ему ложку; сидела и смотрела молча, как он ест — в груди как-то непривычно, но приятно щемило. Понравилось себя добренькой ощущать, не иначе. – Плохо, – доев, он тщательно выскоблил из банки все остатки, несколько раз облизнул ложку — и вспомнил внезапно о вопросе. – Сил нет. Край. Всё. Заебался. – Он сделал жадный глоток виски, даже не поморщившись. – Ну слушай, ты же. с твоими способностями. – А хули толку мне с моих способностей? – неожиданно раздражённо ответил Кенни. – Ты думаешь я что, хожу и трясу ими перед всеми, что ли? Заебался уже из труповозок да из моргов бегать, Дункан Маклауд, бл-лядь. Скоро про меня страшилки сочинять начнут. – он вздохнул и вновь спрятал нос в кружке с виски, сделав пару звучных глотков. – Только по мне уж пусть лучше сочиняют, чем на опыты шлют. Этим учёным ведь только дай. ни меня, ни семью не оставят в покое. – Тоже мне, о семье задумался, – холодновато фыркнула Хлоя. Сама не знала, что с ней такое: отчего-то захотелось вдруг гостя поучать, наставлять на путь истинный, тащить, невзирая на сопротивление, прямой дорогой в светлое будущее. – А если ты просто сдохнешь, семья твоя что, в покое будет? Кенни не ответил. Шумно выдохнул в кружку. Хлоя тоже молчала. Стало как-то неудобно. Пришлось в экстренном порядке последовать примеру гостя, сделав несколько глотков: крепкий напиток неприятно обжёг глотку. Но неудобно стало чуть меньше. А потом Кенни заговорил — гнусаво, глухо, не поднимая головы: – Заебало просто. Сил нет. И кто бы знал, блядь, каково мне, когда я подыхаю по двадцать раз на дню. Кто бы знал, что я чувствую при этом. Всяким Декстерам этим вашим, блядь, и не снилось. И тогда Хлоя поставила кружку обратно на стол — звучно, резко. По маленькой кухне разнёсся нехороший стук керамики о дешёвый пластик. Писатель должен уметь видеть новые возможности.

– А когда тебя сжигают, это. как? Кенни, кажется, до сих пор считал откровенно сомнительной её затею; но когда Хлоя его слушала, просто внимательно слушала, жадно ловя каждое слово, делая тайком пометки у себя в блокноте, — его глаза загорались таким странным диковатым радостным огнём, что у неё внутри что-то сжималось и замирало. Он рассказывал долго, обстоятельно, во всех подробностях. Иногда просил ещё виски. Поесть не просил — Хлоя сама предлагала, и он ни разу не отказался. Смотрел на неё с какой-то удивлённой благодарностью. Непривычно было как-то. Странно под этим взглядом. Иногда, кажется, сдерживался, чтобы не заплакать. Во всяком случае, глаза блестели как-то нехорошо. Хотя может быть, просто такое было освещение.

– Совсем другое дело, совсем другое дело! – оживлённо кудахтал очередной одинаковый мужчина в сером костюме. – Знаете, ваша повесть. она шокирует. Она пугает. Она заставляет трепетать. У меня было такое чувство, будто я всё это испытал на собственной шкуре. Словом, это будет бомба. Его слова, уже похожие на текст рекламного ролика, доносились до Хлои, как сквозь вату. Самой не верилось. – Мой соавтор, – только и смогла выдавить она. – Он, к сожалению, не смог прийти. Но я хочу, чтобы вы знали, что его вклад в произведение даже превышает мой. Это ведь будет учтено в договоре? – Разумеется, разумеется, – быстро закивал серый костюм. – Но в следующий раз я искренне надеюсь его увидеть. В конце концов, договор ему придётся подписать. – Я. я постараюсь его уговорить.

Когда она пришла домой, Кенни ещё спал. Он лежал на диване, свернувшись в клубок, будто пёс, укрывшись её стареньким пегим одеялом; Хлоя присела рядом и погладила спящего по светлым волосам, осторожно дотронулась до выбритой щеки кончиками пальцев. Кенни как-то наивно, по-детски легко улыбнулся во сне. Хлоя тоже улыбнулась, чуть смущённо, прикрыв глаза, с какой-то восторженной радостью ощущая чужое тепло; затем тихонько пересела на стоявший неподалёку стул и открыла ноутбук. Их повесть называлась «Феникс». Хлое до сих пор было нелегко перечитывать текст — слишком больно становилось порой; но редактор сделал несколько замечаний, которые непременно нужно было учесть, слегка изменив некоторые моменты. Ведь настоящий писатель обязательно должен уметь слушать.

Источники:

http://kurjer.info/2016/10/11/with-a-chainsaw/
http://ru.redtram.com/news/lifestyle/400065969/
http://ficbook.net/readfic/1085018

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector