Почему мы продолжаем любить тех, кто плохо с нами обращается? Иллюзия любви. Иллюзия любви: Почему женщина возвращается к своему обидчику

О клинических исследованиях

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Читать еще:  Высказывание цитаты о женщинах. Афоризмы, изречения, цитаты о женщинах

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

Обсуждения

Почему мы продолжаем любить тех, кто плохо с нами обращается?

4 сообщения

Чаще это происходит с женщинами, но случается и с мужчинами: они остаются с партнерами, которые их используют, унижают и даже бьют. Более того, если они все-таки находят в себе силы расторгнуть эти отношения, велика вероятность, что и следующий их избранник (избранница) окажется обладателем тех же садистских наклонностей, что и прежний. Как образуется этот замкнутый круг? Можно ли из него выйти?

Модели поведения с партнером мы приносим из детства. Предельно упрощая, можно сказать, что мы воспроизводим в паре те отношения, которые сложились у нас с нашими родителями. Исследуя отношение детей к родителям, которые их били, бросали одних или унижали, американский психолог Дэвид П. Селани выяснил, что эти дети – вопреки тому, что подсказывает здравый смысл – были к этим родителям очень сильно привязаны. Почему?

Истоки зависимости
Общаясь с родителем, ребенок постепенно «интроецирует», то есть вбирает в себя, усваивает его способы поведения, реакции, ответы на разные ситуации. Если родитель утешает ребенка, то ребенок со временем научится утешать себя сам. И перестанет нуждаться в родителе – или, во всяком случае, нуждаться так сильно. Собственно, именно так шаг за шагом дети обретают самостоятельность, чтобы в итоге начать свою отдельную взрослую жизнь и строить равноправные отношения с другими людьми.
о если родитель обращается с ребенком плохо? Ребенок будет плохо обращаться с собой. Парадоксальным образом это еще сильнее привязывает его к родителю. Не создав внутренних ресурсов (за отсутствием материала), такой ребенок всегда будет зависим от внешних. «Повзрослев, эти ранее обделенные любовью люди, весьма вероятно, будут цепляться за кого попало, не особенно заботясь о человеческих качествах своих партнеров, потому что страх быть брошенным слишком велик», – пишет автор. Но у взрослого человека, как кажется, есть выбор, которого нет у ребенка. Ребенок не имеет другой семьи, поэтому он не может отвернуться от своего плохого родителя. Тогда как взрослый может выбирать среди множества других людей. Увы, возможность выбора для такого человека – лишь видимость. Потому что для того, чтобы выбирать, нужен критерий выбора, представление о желаемом. Но такое представление у взрослого, выросшего с недостаточно хорошими родителями, безнадежно искажено.

Поиски любви
Причина возвращения к тому человеку, кто причиняет страдания, вовсе не жажда страданий, а результат своеобразного представления о любви, которое сложилось в детстве. Ребенок ничего не знает о том, как родители «должны» относиться к детям. Он знает только то, как относится к нему его родитель. И такое отношение и становится для него эталоном любви.

«Любовь для обделенного ребенка представляется некоей сложной комбинацией противоречивых чувств, а вовсе не непосредственным ощущением того, что любящий человек принимает и ценит тебя. Наоборот, любовь, полученная «безвозмездно» от нормально развитой личности, не воспринимается как таковая, она кажется чем-то чуждым, не имеющим ничего общего с тем, что в его сознании означает «любовь», – объясняет Дэвид П. Селани.

Даже самые дурные родители изредка проявляют сентиментальный интерес к своим детям. И эта «ложка меда» внутри «бочки дегтя» оказывается решающей. Она заставляет тянуться к родителю и одновременно заставляет ребенка воспринимать эту смесь симпатии и злобы как «правильный мед». Вырастая, он не находит других отношений потому, что он их и не ищет, не умеет распознать.

Слабое «Я»
Ребенок не может отказаться от своих родителей. Они – его источник жизни. Отказаться от них – все равно что отказаться от жизни. Но как же ему вынести мысль о том, что его ждут злоба и холодность? Что с ним происходит? Во-первых, он считает себя виноватым, берет на себя ответственность за поведение родителей. Не они плохие, а «я плохой». Точно так же женщины, пережившие насилие, объясняют, что они сами спровоцировали нападение. Часто обвиняющий партнер помогает им «создать» чувство вины – это похоже на то, как родители говорят детям, что наказывают их ради их же блага. Во-вторых, ребенок фантазирует и надеется, что, может быть, сегодня папа придет трезвым, а мама будет ласковой. Эти мысли очень приятны еще и потому, что он и самого себя воспринимает в это время как «хорошего», как заслуживающего доброго отношения. Ребенок привыкает достраивать образ родителя при помощи активного воображения – но сама эта работа скрыта от его осознания, он выполняет ее, даже не подозревая о том, что он делает. В результате у него нет единого, целостного представления о самом себе. Он не может ответить себе на вопрос «кто я?», «чего я хочу?». Когда он вырастает, ему необходим партнер, чтобы достраивать пробелы в своем «Я». Поэтому между ним и партнером образуется такая прочная, хотя и вредная для обоих, связь. По той же причине страдающий человек наотрез отказывается видеть реальность и сердится на любого, кто решится на нее указывать. Поэтому и взрослые дети часто снова и снова приходят к родителям, которые отказывают им в поддержке и нежности, даже в том случае, если живут от них отдельно.

Читать еще:  Нормальные девушки, где вы? Нормальных девушек уже не осталось

Путь к переменам
Каждый, перед кем стоит задача отделиться от партнера, нуждается в том, чтобы научиться быть «матерью самому себе» – причем «матерью» хорошей, доброй, утешающей. «Ребенок, не обделенный заботой и вниманием родителей, способен собрать большую коллекцию позитивных воспоминаний, которые в будущем позволят ему без опаски исследовать окружающий мир. Чем больше внутренней уверенности накопилось у ребенка, тем охотнее он будет дифференцироваться от своей матери», – пишет Дэвид Селани. Но где взять положительный опыт тому, кто был его лишен? Это действительно сложная задача. Американский психолог указывает, что при самом успешном терапевтическом процессе «может уйти от трех до пяти лет», чтобы восстановить разрушенный образ «Я» пациентки и научить ее противостоять реальному обидчику и тому ужасу нелюбви, который она испытывает при мысли о разлуке. Он подчеркивает, что женщине необходимо запечатлеть внутри своего сознания образ принимающего психотерапевта, который не осуждает ее и старается ей помочь. В дальнейшем она сама сможет отнестись к себе именно таким образом.

Узнать больше
«Иллюзия любви. Почему женщина возвращается к своему обидчику»

Дэвид П. Селани (Класс, 2013).

Если ваша подруга подвергается дурному обращению
Нам больно видеть, когда с близкими нам людьми плохо обращаются. Хочется им помочь. Но чтобы помощь была эффективной, полезно учитывать некоторые особенности.

Что делать
Поддерживать. Когда к человеку плохо относятся, его самооценка (особенно неустойчивая) страдает. Напоминайте подруге о том хорошем, что вы в ней видите, будь то внешность или способности. Будьте правдивы. Говорите только о том, что вам нравится на самом деле.

Поощрять. У тех, кто поглощен своими проблемами, кругозор сужается. Занятия спортом или творчеством, прогулки и походы в кино – пригодится все, что раздвигает рамки ежедневного опыта, улучшает настроение. Подсказывайте, приглашайте, составляйте компанию, одобряйте, если подруга нашла себе развлечение.

Помочь найти новых знакомых. Если у вас появится такая возможность, знакомьте подругу с разными людьми, молодыми и старыми, мужчинами и женщинами, которым понравится ее общество. Так она сможет увидеть, что многие люди могут хорошо к ней относиться, – и для этого не обязательно прикладывать особые усилия.

Посоветовать обратиться к специалисту. К сожалению, собственных сил часто оказывается недостаточно для того, чтобы изменить тяжелую ситуацию. Социальный работник, психолог могут стать тем ресурсом, который поможет решить проблему. Посоветуйте подруге, куда она могла бы обратиться.

Чего не делать
Не обличать. Бесполезно указывать подруге на недостатки ее партнера. Она заподозрит вас в недобросовестности или найдет другой способ спрятаться от знания, которое для нее невыносимо. Не критикуйте его и не поддакивайте, если она сама это будет делать. Просто спокойно выслушайте и дайте понять, что вы сочувствуете ей.

Не обижаться. Те, кто живет в атмосфере насилия, становятся неуверенными в себе и подозрительными. Даже тем, кто стремится им помочь, жертвы насилия часто приписывают дурные побуждения. Если подруга подозревает вас в корысти или недобрых намерениях, не сердитесь и не обижайтесь. Постарайтесь ее мягко разубедить или просто сообщите о том, что вы думаете и чувствуете на самом деле.

Не поддаваться. Из-за психологических перегрузок, которые ей приходится переживать, ваша подруга может обижаться на ваши слова или нападать на вас, словно вы хотели причинить ей зло. Не спорьте, в ответ просто скажите о том, как вы к ней относитесь.

Не забывать свои интересы. Те, у кого много своих проблем, не всегда достаточно чувствительны к чужим. Если вы в данный момент заняты, не ждите, что подруга догадается об этом сама. И помните, что вы не обязаны приходить на помощь в любое время суток. Если вы не готовы общаться, скажите об этом открыто и перенесите разговор или встречу. Это может звучать примерно так: «Я понимаю, что у тебя серьезные проблемы, и хочу услышать твой рассказ. Прямо сейчас я говорить не могу, поэтому давай перенесем разговор. Тебе удобно завтра в два часа дня?»

Почему мы продолжаем любить тех, кто плохо с нами обращается?

Чаще это происходит с женщинами, но случается и с мужчинами: они остаются с партнерами, которые их используют, унижают и даже бьют. Более того, если они все-таки находят в себе силы расторгнуть эти отношения, велика вероятность, что и следующий их избранник (избранница) окажется обладателем тех же садистских наклонностей, что и прежний. Как образуется этот замкнутый круг? Можно ли из него выйти?

Модели поведения с партнером мы приносим из детства. Предельно упрощая, можно сказать, что мы воспроизводим в паре те отношения, которые сложились у нас с родителями. Исследуя отношение детей к родителям, которые их били, оставляли одних или унижали, американский психолог Дэвид П. Селани выяснил, что эти дети — вопреки тому, что подсказывает здравый смысл — были к этим родителям очень сильно привязаны. Почему?

Истоки зависимости

Общаясь с родителем, ребенок постепенно «интроецирует», то есть вбирает в себя, усваивает его способы поведения, реакции, ответы на разные ситуации. Если родитель утешает ребенка, то ребенок со временем научится утешать себя сам. И перестанет нуждаться в родителе — или, во всяком случае, нуждаться так сильно.

Собственно, именно так шаг за шагом дети обретают самостоятельность, чтобы в итоге начать свою отдельную взрослую жизнь и строить равноправные отношения с другими людьми.

Обделенные любовью люди будут цепляться за кого попало, не особенно заботясь о человеческих качествах своих партнеров

Но что, если родитель обращается с ребенком плохо? Ребенок будет плохо обращаться с собой. Парадоксальным образом это еще сильнее привязывает его к родителю. Не создав внутренних ресурсов (за отсутствием материала), такой ребенок всегда будет зависим от внешних.

«Повзрослев, эти ранее обделенные любовью люди, весьма вероятно, будут цепляться за кого попало, не особенно заботясь о человеческих качествах своих партнеров, потому что страх быть брошенным слишком велик», — пишет автор.

Но у взрослого человека, как кажется, есть выбор. У ребенка же нет другой семьи, он не может отвернуться от плохого родителя. Тогда как взрослый может выбирать среди множества других людей. Однако возможность выбора для такого человека — лишь видимость. Чтобы выбирать, нужен критерий выбора, представление о желаемом. Но такое представление у взрослого, выросшего с недостаточно хорошими родителями, безнадежно искажено.

Поиски любви

Причина возвращения к тому, кто плохо с нами обращается, вовсе не жажда страданий, а результат своеобразного представления о любви, которое сложилось в детстве. Ребенок ничего не знает о том, как родители «должны» относиться к детям. Он знает только то, как относится к нему его родитель. И такое отношение и становится для него эталоном любви.

«Любовь для обделенного ребенка представляется сложной комбинацией противоречивых чувств, а вовсе не непосредственным ощущением того, что любящий человек принимает и ценит тебя. Наоборот, любовь, полученная «безвозмездно» от нормально развитой личности, не воспринимается как таковая, она кажется чем-то чуждым, не имеющим ничего общего с тем, что в его сознании означает «любовь», — объясняет Селани.

Читать еще:  Как понять что в меня влюбилась девушка. Как понять, что девушка влюбилась: признаки

Даже самые дурные родители изредка проявляют сентиментальный интерес к своим детям. И эта «ложка меда» внутри «бочки дегтя» оказывается решающей.

Она заставляет тянуться к родителю и одновременно заставляет ребенка воспринимать эту смесь симпатии и злобы как «правильный мед». Вырастая, он не находит других отношений потому, что он их и не ищет, не умеет распознать.

Ребенок не может отказаться от своих родителей. Они — его источник жизни. Отказаться от них — все равно что отказаться от жизни. Но как же ему вынести мысль о том, что его ждут злоба и холодность? Что с ним происходит?

Во-первых, он считает себя виноватым, берет на себя ответственность за поведение родителей. Не они плохие, а «я плохой». Точно так же женщины, пережившие насилие, объясняют, что они сами спровоцировали нападение. Часто обвиняющий партнер помогает им «создать» чувство вины — это похоже на то, как родители говорят детям, что наказывают их ради их же блага.

Во-вторых, ребенок фантазирует и надеется, что, может быть, сегодня папа придет трезвым, а мама будет ласковой. Эти мысли очень приятны еще и потому, что он и самого себя воспринимает в это время как «хорошего», как заслуживающего доброго отношения. Ребенок привыкает достраивать образ родителя при помощи активного воображения — но сама эта работа скрыта от его осознания, он выполняет ее, даже не подозревая о том, что он делает.

Страдающий человек наотрез отказывается видеть реальность и сердится на любого, кто решится на нее указывать

В результате у него нет единого, целостного представления о самом себе. Он не может ответить себе на вопрос «кто я?», «чего я хочу?». Когда он вырастает, ему необходим партнер, чтобы достраивать пробелы в своем «Я». Поэтому между ним и партнером образуется такая прочная, хотя и вредная для обоих, связь.

По той же причине страдающий человек наотрез отказывается видеть реальность и сердится на любого, кто решится на нее указывать. Поэтому и взрослые дети часто снова и снова приходят к родителям, которые отказывают им в поддержке и нежности, даже в том случае, если живут от них отдельно.

Путь к переменам

Каждый, перед кем стоит задача отделиться от партнера, нуждается в том, чтобы научиться быть «матерью самому себе» — причем «матерью» хорошей, доброй, утешающей.

«Ребенок, не обделенный заботой и вниманием родителей, способен собрать большую коллекцию позитивных воспоминаний, которые в будущем позволят ему без опаски исследовать окружающий мир. Чем больше внутренней уверенности накопилось у ребенка, тем охотнее он будет дифференцироваться от своей матери», — пишет Дэвид Селани.

Но где взять положительный опыт тому, кто был его лишен? Это действительно сложная задача.

Американский психолог указывает, что при самом успешном терапевтическом процессе «может уйти от трех до пяти лет», чтобы восстановить разрушенный образ «Я» пациентки и научить ее противостоять реальному обидчику и тому ужасу нелюбви, который она испытывает при мысли о разлуке.

Он подчеркивает, что женщине необходимо запечатлеть внутри своего сознания образ принимающего психотерапевта, который не осуждает ее и старается ей помочь. В дальнейшем она сама сможет отнестись к себе именно таким образом.

Если ваша подруга подвергается дурному обращению

Нам больно видеть, когда с близкими людьми плохо обращаются. Хочется им помочь. Но чтобы помощь была эффективной, полезно учитывать некоторые особенности.

Что делать?

Поддерживать. Когда к человеку плохо относятся, его самооценка (особенно неустойчивая) страдает. Напоминайте подруге о том хорошем, что вы в ней видите, будь то внешность или способности. Будьте правдивы. Говорите только о том, что вам нравится на самом деле.

Поощрять. У тех, кто поглощен своими проблемами, кругозор сужается. Занятия спортом или творчеством, прогулки и походы в кино — пригодится все, что раздвигает рамки ежедневного опыта, улучшает настроение. Подсказывайте, приглашайте, составляйте компанию, одобряйте, если подруга нашла себе развлечение.

Помочь найти новых знакомых. Если у вас появится такая возможность, знакомьте подругу с разными людьми, молодыми и старыми, мужчинами и женщинами, которым понравится ее общество. Так она сможет увидеть, что многие люди могут хорошо к ней относиться, — и для этого не обязательно прикладывать особые усилия.

Посоветовать обратиться к специалисту. К сожалению, собственных сил часто оказывается недостаточно для того, чтобы изменить тяжелую ситуацию. Социальный работник, психолог могут стать тем ресурсом, который поможет решить проблему. Посоветуйте подруге, куда она могла бы обратиться.

Чего не делать?

Не обличать. Бесполезно указывать подруге на недостатки ее партнера. Она заподозрит вас в недобросовестности или найдет другой способ спрятаться от знания, которое для нее невыносимо. Не критикуйте его и не поддакивайте, если она сама это будет делать. Просто спокойно выслушайте и дайте понять, что вы сочувствуете ей.

Не обижаться. Те, кто живет в атмосфере насилия, становятся неуверенными в себе и подозрительными. Даже тем, кто стремится им помочь, жертвы насилия часто приписывают дурные побуждения. Если подруга подозревает вас в корысти или недобрых намерениях, не сердитесь и не обижайтесь. Постарайтесь ее мягко разубедить или просто сообщите о том, что вы думаете и чувствуете на самом деле.

Не поддаваться. Из-за психологических перегрузок, которые ей приходится переживать, ваша подруга может обижаться на ваши слова или нападать на вас, словно вы хотели причинить ей зло. Не спорьте, в ответ просто скажите о том, как вы к ней относитесь.

Не забывать свои интересы. Те, у кого много своих проблем, не всегда достаточно чувствительны к чужим. Если вы в данный момент заняты, не ждите, что подруга догадается об этом сама. И помните, что вы не обязаны приходить на помощь в любое время суток. Если вы не готовы общаться, скажите об этом открыто и перенесите разговор или встречу. Это может звучать примерно так: «Я понимаю, что у тебя серьезные проблемы, и хочу услышать твой рассказ. Прямо сейчас я говорить не могу, поэтому давай перенесем разговор. Тебе удобно завтра в два часа дня?»

«Муж психологически зависит от отца, это разрушает наш брак»

«Моя семья на грани краха. Мы живем в большом доме: на одной половине мы с мужем и дочкой, на другой — отец мужа. Для меня это чужая страна: я переехала сюда к мужу, родила ребенка. Все это время в нашу жизнь активно вмешивается свекор, и муж этому потакает».

Почему некоторым людям трудно просить о помощи

Иногда простые вещи кажутся невозможными. Например, некоторые при необходимости попросить другого человека помочь испытывают приступ паники или страха. Психолог Джонис Вебб считает, что для такой реакции есть две причины, и рассматривает их на примерах двух историй из своей практики.

Источники:

http://yandex.ru/health/turbo/articles?id=2463
http://vk.com/topic-54018899_29597210
http://www.psychologies.ru/standpoint/pochemu-myi-prodoljaem-lyubit-teh-kto-ploho-s-nami-obraschaetsya/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector