Муж-детдомовец, или воспитание в детском доме. «Я у мамы…». История гомельчанки, взявшей на патронатное воспитание парня из детдома

«Я у мамы…». История гомельчанки, взявшей на патронатное воспитание парня из детдома

Активист волонтёрского движе­ния Вероника Рожкова верит, что мысли материальны. Первый раз, увидев в детдоме девятилетнего Ивана, подумала: было бы здоро­во иметь такого сына. К тому мо­менту у неё уже была своя дочь, и растила её Вероника одна. Моло­дая мама рассказала двухлетней Дарии про симпатягу Ивана, и та загорелась: хочу старшего брата. С той минуты у Рожковых началась новая жизнь.

Не такой, как все

Вероника человек в Гомеле извест­ный. Прежде всего, своей обществен­ной деятельностью, тесно связанной с волонтёрским движением. Именно во­лонтёрские дела и привели её однаж­ды в детдом:

— Это был 2009 год. Моей дочери только исполнилось два года, я вышла из декретного отпуска и с головой оку­нулась в работу. Ивана сразу же выдели­ла из разновозрастной толпы ребят. По­смотрела ему в глаза и буквально обо­млела. В них было столько жажды до­броты, что этот взгляд потом преследо­вал меня очень долго…

Поразило и поведение Вани. Обычно при посещении детских домов дети бе­гут к волонтёрам обниматься, говорят спасибо за привезённые подарки, про­сят посидеть на руках. Но Иван держал, что называется, дистанцию.

— Улыбался, благодарил за гостинцы, но при этом в его поведении чувствова­лись независимость, сдержанность и на­стоящее мужское достоинство. У девя­тилетнего ребёнка из неблагополучной семьи! — вспоминает подробности пер­вой встречи Вероника.

У Вани есть мама. Хотя вряд ли это­го высокого звания достойна женщина, с лёгкостью променявшая счастье сво­их шестерых детей на компанию слу­чайных собутыльников. Её лишали ро­дительских прав едва ли не сразу после рождения каждого ребёнка. Иван, вместе с братом и двумя сёстрами (старшие уже выросли), жил с отцом, бабушкой и де­душкой. Когда ему исполнилось девять лет, отец трагически ушёл из жизни. Ни­кто из многочисленных родственников, съехавшихся на похороны, не отважил­ся забрать осиротевших детей в свои се­мьи. Так Ваня с братом и сёстрами ока­зались в детдоме.

Родные убеждали не дурить

После поездки в детдом Вероника распечатала фотографии. Долго не мог­ла оторвать взгляда от снимка запавшего в душу мальчика. Любовалась его луче­зарной улыбкой и показывала друзьям, твердя, что не может выбросить ребёнка из головы. Несколько ночей не спала, а затем приняла бесповоротное решение: постарается стать для Вани если не ма­мой, то хотя бы близким человеком.

Сказать, что окружающие приняли эту идею с восторгом, значит погрешить против истины. Даже самые близкие лю­ди, узнав о решении Вероники, крутили пальцем у виска. Родные убеждали не дурить, при этом резонно замечали, что сначала надо поставить на ноги своего ребёнка. Вероника не спорила, но и от­ступать не собиралась. Хотя к тому вре­мени уже прекрасно понимала — осу­ществить задуманное будет не просто.

— Правила пребывания детей в за­ведениях подобного типа не предусма­тривают их свободного общения с по­сторонними людьми. За исключением особых случаев, ради которых необхо­димо выполнить ряд требований и со­брать неимоверное количество спра­вок и документов. Основательно про­штудировав действующее законода­тельство, я поняла, что шансов полу­чить разрешение на патронат у ме­ня нет. В первую очередь, из-за отсут­ствия собственного жилья, — объясняет юридические нюансы Вероника. Но это не остановило молодую маму, а наобо­рот, придало силы искать выход из сло­жившейся ситуации.

«Я не обещала ему золотых гор»

Когда Дария пошла в школу, Верони­ка уже обзавелась собственной кварти­рой. В одном классе с её дочерью оказа­лась девочка, чья мама является дальней родственницей Вани.

— Совпадение это или что-то другое, но у меня снова выросли крылья. При встре­че я твёрдо заявила женщине, что заберу Ивана из детдома. Она в ответ проявила абсолютное безразличие. Так и сказала: «Забирай, кого хочешь», — вспоминая этот момент, Вероника снова волнуется. К тому времени в законодательстве бы­ли сделаны послабления для оформле­ния патроната. Хождения же по каби­нетам не пугали окрылённую надеж­дой Веронику. Гораздо больше она пе­реживала перед предстоящим разгово­ром с мальчиком: без его согласия ни о каком патронате не могло быть и речи. От руководства детского дома Ваня узнал, что с ним очень серьёзно хочет поговорить одна «тётя». Но не подозре­вал, что ею окажется волонтёр Верони­ка. Сбивчиво, местами путаясь, она рас­сказала, что уже не первый год за ним на­блюдает и очень хочет ему помочь обре­сти семью.

Читать еще:  Простые способы узнать нравишься ли парню. Как понять, что ты нравишься парню

— Я не обещала ему золотых гор — только любовь и заботу. Помню, он спро­сил: почему именно он, а не вся его се­мья? Я честно призналась, что ни к его брату, ни к сёстрам не испытываю тех чувств, которые питаю к нему. А обма­нывать и притворяться хорошей для всех не могу и не хочу, — рассказывает Ве­роника.

Ваня взял два дня подумать. Это вре­мя для нашей героини показалось вечно­стью. Наконец раздался звонок, и замди­ректора детдома сообщила, что Ваня хо­чет поговорить.

— Не поверите, но у меня так задро­жали от волнения руки, что я едва удер­жала телефонную трубку. А когда маль­чишеский голос тихо произнёс «я согла­сен…», то я чуть не упала в обморок от счастья, — признаётся Вероника.

Счастье лёгким не бывает

С первыми трудностями Вероника столкнулась, официально оформляя па­тронат над ребёнком. По её мнению, выдержать подобные испытания могут только люди, твёрдо решившие принять в судьбе сирот самое деятельное уча­стие. С одной стороны, это и хорошо: отсекаются те, кто решает взять на вос­питание чужого ребёнка, поддавшись сиюминутному порыву души. С дру­гой — плохо: многие из тех, кто вполне мог заменить сиротам родителей, но по натуре не бойцы, лишаются подобной возможности после первого же стол­кновения с бездушной канцелярщиной. Но даже не это до сих пор возмущает Ве­ронику.

Почему-то все, с кем пришлось столкнуться, даже врачи на обязатель­ной медкомиссии, считали своим долгом поинтересоваться, зачем ей это надо.

При этом рисовали самые мрачные пер­спективы. Единственным другом, кото­рый в этот сложный период оказывал Веронике самую искреннюю поддерж­ку и сочувствие, была… дочь Дария. За­очно, по фотографии, но по-детски ис­кренне она признала в Иване своего бра­та. И всё время донимала маму расспро­сами, когда же она, наконец, заберёт его из детского дома. Но о такой перспекти­ве молодая женщина даже не мечтала. Ваня парень с характером, первому встречному на шею не бросится, тем более не раскроет душу. Поэтому по­началу Вероника общалась с ним че­рез соцсети, хотела вовлечь его в во­лонтёрскую деятельность. Сделать это было не просто: мальчишка был не то чтобы ленивый, но и не из тех, кто лё­гок на подъём.

— С любыми детьми нелегко, — рас­суждает Вероника, — даже с собствен­ными. Но дети в детском доме — дру­гой случай. К ним особый подход ну­жен. Тем более что близкое общение с Иваном у нас выпало на переходный возраст. Это тоже наложило отпечаток и на его поведение, и на моё. Я ведь не только Дашку и его всё это время вос­питываю, а сама вместе с ними учусь быть мамой. Увы, не без ошибок…

Да и как им не быть, если всё это вре­мя Вероника, сердцем испытывающая к Ване поистине материнскую нежность, всячески пыталась угодить мальчику, окружить его заботой и вниманием. Так, как она это понимала. Лишь много поз­же пришло осознание, что гиперопека может навредить:

— Он ведь тоже испытывал опреде­лённый психологический дискомфорт. И присматривался к чужому человеку, который каждый день засыпал его эсэ­мэсками и порой чересчур надоедливо пытался войти в его жизнь. Когда я это поняла, перестала обижаться, если в ответ на мой искренний порыв обнять его, Ваня отстранялся. В какой-то мо­мент осознала, что ему 14 лет, а я об­ращаюсь с ним как с маленьким. При­знаться себе в этом было не просто, но необходимо.

Читать еще:  Где найти нормальную девушку? Как понять нормальная девушка

Сегодня Ваня стал полноправным членом семьи Вероники. Подросток успешно учится в лицее, после заня­тий часто приходит к Даше и… нет, не к «тёте». Буквально несколько недель назад, разговаривая с другом по теле­фону, Ваня как-то обыденно, незаметно для себя произнёс фразу, которую Ве­роника будет помнить до конца жизни: «Сейчас не могу, я у мамы…».

«Я у мамы…». История гомельчанки, взявшей на патронатное воспитание парня из детдома

Активист волонтёрского движе­ния Вероника Рожкова верит, что мысли материальны. Первый раз, увидев в детдоме девятилетнего Ивана, подумала: было бы здоро­во иметь такого сына. К тому мо­менту у неё уже была своя дочь, и растила её Вероника одна. Моло­дая мама рассказала двухлетней Дарии про симпатягу Ивана, и та загорелась: хочу старшего брата. С той минуты у Рожковых началась новая жизнь.

Не такой, как все

Вероника человек в Гомеле извест­ный. Прежде всего, своей обществен­ной деятельностью, тесно связанной с волонтёрским движением. Именно во­лонтёрские дела и привели её однаж­ды в детдом:

— Это был 2009 год. Моей дочери только исполнилось два года, я вышла из декретного отпуска и с головой оку­нулась в работу. Ивана сразу же выдели­ла из разновозрастной толпы ребят. По­смотрела ему в глаза и буквально обо­млела. В них было столько жажды до­броты, что этот взгляд потом преследо­вал меня очень долго…

Поразило и поведение Вани. Обычно при посещении детских домов дети бе­гут к волонтёрам обниматься, говорят спасибо за привезённые подарки, про­сят посидеть на руках. Но Иван держал, что называется, дистанцию.

— Улыбался, благодарил за гостинцы, но при этом в его поведении чувствова­лись независимость, сдержанность и на­стоящее мужское достоинство. У девя­тилетнего ребёнка из неблагополучной семьи! — вспоминает подробности пер­вой встречи Вероника.

У Вани есть мама. Хотя вряд ли это­го высокого звания достойна женщина, с лёгкостью променявшая счастье сво­их шестерых детей на компанию слу­чайных собутыльников. Её лишали ро­дительских прав едва ли не сразу после рождения каждого ребёнка. Иван, вместе с братом и двумя сёстрами (старшие уже выросли), жил с отцом, бабушкой и де­душкой. Когда ему исполнилось девять лет, отец трагически ушёл из жизни. Ни­кто из многочисленных родственников, съехавшихся на похороны, не отважил­ся забрать осиротевших детей в свои се­мьи. Так Ваня с братом и сёстрами ока­зались в детдоме.

Родные убеждали не дурить

После поездки в детдом Вероника распечатала фотографии. Долго не мог­ла оторвать взгляда от снимка запавшего в душу мальчика. Любовалась его луче­зарной улыбкой и показывала друзьям, твердя, что не может выбросить ребёнка из головы. Несколько ночей не спала, а затем приняла бесповоротное решение: постарается стать для Вани если не ма­мой, то хотя бы близким человеком.

Сказать, что окружающие приняли эту идею с восторгом, значит погрешить против истины. Даже самые близкие лю­ди, узнав о решении Вероники, крутили пальцем у виска. Родные убеждали не дурить, при этом резонно замечали, что сначала надо поставить на ноги своего ребёнка. Вероника не спорила, но и от­ступать не собиралась. Хотя к тому вре­мени уже прекрасно понимала — осу­ществить задуманное будет не просто.

— Правила пребывания детей в за­ведениях подобного типа не предусма­тривают их свободного общения с по­сторонними людьми. За исключением особых случаев, ради которых необхо­димо выполнить ряд требований и со­брать неимоверное количество спра­вок и документов. Основательно про­штудировав действующее законода­тельство, я поняла, что шансов полу­чить разрешение на патронат у ме­ня нет. В первую очередь, из-за отсут­ствия собственного жилья, — объясняет юридические нюансы Вероника. Но это не остановило молодую маму, а наобо­рот, придало силы искать выход из сло­жившейся ситуации.

«Я не обещала ему золотых гор»

Когда Дария пошла в школу, Верони­ка уже обзавелась собственной кварти­рой. В одном классе с её дочерью оказа­лась девочка, чья мама является дальней родственницей Вани.

— Совпадение это или что-то другое, но у меня снова выросли крылья. При встре­че я твёрдо заявила женщине, что заберу Ивана из детдома. Она в ответ проявила абсолютное безразличие. Так и сказала: «Забирай, кого хочешь», — вспоминая этот момент, Вероника снова волнуется. К тому времени в законодательстве бы­ли сделаны послабления для оформле­ния патроната. Хождения же по каби­нетам не пугали окрылённую надеж­дой Веронику. Гораздо больше она пе­реживала перед предстоящим разгово­ром с мальчиком: без его согласия ни о каком патронате не могло быть и речи. От руководства детского дома Ваня узнал, что с ним очень серьёзно хочет поговорить одна «тётя». Но не подозре­вал, что ею окажется волонтёр Верони­ка. Сбивчиво, местами путаясь, она рас­сказала, что уже не первый год за ним на­блюдает и очень хочет ему помочь обре­сти семью.

Читать еще:  Если мужчина говорит женщине что он бабник. Поведение бабника мужчины психология. Как же можно проучить бабника

— Я не обещала ему золотых гор — только любовь и заботу. Помню, он спро­сил: почему именно он, а не вся его се­мья? Я честно призналась, что ни к его брату, ни к сёстрам не испытываю тех чувств, которые питаю к нему. А обма­нывать и притворяться хорошей для всех не могу и не хочу, — рассказывает Ве­роника.

Ваня взял два дня подумать. Это вре­мя для нашей героини показалось вечно­стью. Наконец раздался звонок, и замди­ректора детдома сообщила, что Ваня хо­чет поговорить.

— Не поверите, но у меня так задро­жали от волнения руки, что я едва удер­жала телефонную трубку. А когда маль­чишеский голос тихо произнёс «я согла­сен…», то я чуть не упала в обморок от счастья, — признаётся Вероника.

Счастье лёгким не бывает

С первыми трудностями Вероника столкнулась, официально оформляя па­тронат над ребёнком. По её мнению, выдержать подобные испытания могут только люди, твёрдо решившие принять в судьбе сирот самое деятельное уча­стие. С одной стороны, это и хорошо: отсекаются те, кто решает взять на вос­питание чужого ребёнка, поддавшись сиюминутному порыву души. С дру­гой — плохо: многие из тех, кто вполне мог заменить сиротам родителей, но по натуре не бойцы, лишаются подобной возможности после первого же стол­кновения с бездушной канцелярщиной. Но даже не это до сих пор возмущает Ве­ронику.

Почему-то все, с кем пришлось столкнуться, даже врачи на обязатель­ной медкомиссии, считали своим долгом поинтересоваться, зачем ей это надо.

При этом рисовали самые мрачные пер­спективы. Единственным другом, кото­рый в этот сложный период оказывал Веронике самую искреннюю поддерж­ку и сочувствие, была… дочь Дария. За­очно, по фотографии, но по-детски ис­кренне она признала в Иване своего бра­та. И всё время донимала маму расспро­сами, когда же она, наконец, заберёт его из детского дома. Но о такой перспекти­ве молодая женщина даже не мечтала. Ваня парень с характером, первому встречному на шею не бросится, тем более не раскроет душу. Поэтому по­началу Вероника общалась с ним че­рез соцсети, хотела вовлечь его в во­лонтёрскую деятельность. Сделать это было не просто: мальчишка был не то чтобы ленивый, но и не из тех, кто лё­гок на подъём.

— С любыми детьми нелегко, — рас­суждает Вероника, — даже с собствен­ными. Но дети в детском доме — дру­гой случай. К ним особый подход ну­жен. Тем более что близкое общение с Иваном у нас выпало на переходный возраст. Это тоже наложило отпечаток и на его поведение, и на моё. Я ведь не только Дашку и его всё это время вос­питываю, а сама вместе с ними учусь быть мамой. Увы, не без ошибок…

Да и как им не быть, если всё это вре­мя Вероника, сердцем испытывающая к Ване поистине материнскую нежность, всячески пыталась угодить мальчику, окружить его заботой и вниманием. Так, как она это понимала. Лишь много поз­же пришло осознание, что гиперопека может навредить:

— Он ведь тоже испытывал опреде­лённый психологический дискомфорт. И присматривался к чужому человеку, который каждый день засыпал его эсэ­мэсками и порой чересчур надоедливо пытался войти в его жизнь. Когда я это поняла, перестала обижаться, если в ответ на мой искренний порыв обнять его, Ваня отстранялся. В какой-то мо­мент осознала, что ему 14 лет, а я об­ращаюсь с ним как с маленьким. При­знаться себе в этом было не просто, но необходимо.

Сегодня Ваня стал полноправным членом семьи Вероники. Подросток успешно учится в лицее, после заня­тий часто приходит к Даше и… нет, не к «тёте». Буквально несколько недель назад, разговаривая с другом по теле­фону, Ваня как-то обыденно, незаметно для себя произнёс фразу, которую Ве­роника будет помнить до конца жизни: «Сейчас не могу, я у мамы…».

Источники:

http://belkagomel.by/2017/10/13/ya-u-mamy-istoriya-gomelchanki-vzyavshej-na-patronatnoe-vospitanie-parnya-iz-detdoma/
http://progomel.by/society/people/2017/10/16641.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector