Как работают девушки в публичных домах. Бордели в царской России. О правилах, порядках и «аттракционах. Помощь пострадавшим от рабства

Содержание

Что значит желтый билет. Бордели и проституция в царской России

Желтый билет — это документ, выдававшийся в царской России проституткам взамен паспорта. Официальное название — заменительный билет. Желтый билет давал женщине право легально заниматься проституцией, работая в борделе. К заменительному билету прилагался медицинский билет, где ставились отметки о медицинском осмотре и уплате государственной пошлины.

В бордель можно было устроиться с 16 лет (таким же был минимальный возраст вступления в брак). В 1901 году МВД запретило проституцию для девушек младше 21 года, в 1903 году это положение было закреплено новым «Положением об организации надзора за городской проституцией в Империи».

Заменительный билет, он же «желтый билет» — документ проститутки. 1904-05 годы

Она усмехнулась и сказала:
— Да кто ж меня возьмет с желтым билетом?

Л.Н. Толстой. «Так что же нам делать?»

Желтый билет Сони Мармеладовой. Что значит «пойти по желтому билету»

«Пойти по желтому билету» или «пошла по желтому билету» — эвфемизм, обозначающий, что девушка занялась проституцией. Например, так говорится о проститутке Соне Мармеладовой из романа Достоевского «Преступление и наказание».

Ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти. Ибо бывает такое время, когда непременно надо хоть куда-нибудь да пойти! Когда единородная дочь моя в первый раз по желтому билету пошла, и я тоже тогда пошел… (ибо дочь моя по желтому билету живет-с…)

Ф.М. Достоевский. «Преступление и наказание»

Полина Филоненко в роли Сони Мармеладовой в телефильме «Преступление и наказание» 2007 года. В роли Родиона Раскольникова — Владимир Кошевой

Когда и кто легализовал проституцию в России

Уже из источников XVII века известно о профессиональных путанах на Руси: они трудились при общественных банях, кабаках и прочих заведениях. В XVIII веке существовали нелегальные публичные дома. Пользовались услугами девиц и в армии — не зря при Петре I в воинских артикулах отдельно оговаривалось: «Никакие блудницы при полках терпимы не будут». Уличная проституция, разумеется, тоже существовала.

Долгое время торговля собой находилась под запретом. Падшим женщинам грозили штрафы, побивание кнутом, тюрьма, ссылка в Сибирь. Так, император Павел I в 1800 году велел ссылать проституток на иркутские фабрики. Но все это не помогало — женщины с пониженной социальной ответственностью продолжали работать и разносить болезни.

Ситуацию изменил император Николай I — человек жесткий и любивший во всем порядок. При нем в в 1843 году в Петербурге учредили Врачебно-полицейский комитет, поставивший путан на государственный учет и контролировавший дома терпимости. Главной задачей комитета Стала борьба с венерическими заболеваниями — «недопущение распространения любострастной болезни». Проституция в Российской империи была де-факто легализована.

Император Николай I. Портрет работы Владимира Сверчкова. 1856 год

По новым правилам у девушек из борделей стали изымать паспорта и выдавать вместо них заменительные билеты — за цвет в народе их прозвали «желтыми билетами». Проституток обязали регулярно проходить медицинский осмотр. Путаны, вставшие на официальные учет, освобождались от уголовного наказания.

Отметки о медицинском осмотре в желтом билете

Однако справиться с венерическими заболеваниями легализиация не помогла. Медосвидетельствование проституток производилось только «ради казенного порядка», жаловались медики в конце XIX века. Даже в Петербурге, при «образцовом» надзоре, «в течение 4 часов врач зачастую должен осмотреть 200 женщин, а то и более 300», сетовали специалисты. Не лучше обстояло дело с лечением.

Дома терпимости. Как были устроены бордели в Российской империи

С 1843 года вслед за Петербургом Врачебно-полицейские комитеты стали возникать и в провинции. В некоторых городах проституцию контролировали местные власти или напрямую полиция.

К началу XX века в России было зарегистрировано 2400 публичных домов и 15000 проституток. Кое-где появлялись целые «кварталы красных фонарей». К примеру, в Курске было пять борделей. Они находились рядом, и в районе постоянно дежурил городовой, а при полицейском участке действовал медицинский контроль.

В 1844 году Министерство внутренних дел выпустило «Правила для содержательниц домов терпимости», гласившие: «Бордели открывать не иначе как с разрешения полиции». «Разрешение открыть бордель может получить только женщина средних лет, от 30 до 60». «Содержательница обязана иметь списки состоящих в ее борделе женщин». (Цитаты приводятся по статье М. Н. Зюбан «Политика российского государства в отношении женской проситуции: середина XIX столетия — 1917 год».)

Бордели запрещалось открывать вблизи церквей, гимназий и школ. Согласно правилам, «воспитанники учебных заведений в тайные притоны допускаемы быть не могли».

По закону, содержательница публичного дома отвечала за здоровье и поведение своих работниц, обязана была обеспечивать регулярный медосмотр. В 1861 году, при императоре Александре II, правила для борделей были ужесточены. Теперь открывать их могли лишь женщины 35-55 лет, подавшие чиновникам специальное прошение. Были введены наказания для бандерш за неявку девушек на медосвидетельствование.

Фото «билетных» российских проституток из полицейских архивов Нижнего Новгорода

Права и обязанности проституток в Российской империи

«Правила для публичных женщин» от того же 1844 года дозволяли «публичным женщинам жить и не в борделях, а на квартирах, но только отнюдь не более как по одной».

Читать еще:  Как завоевать девушку и подобрать ключик к ее сердцу. Как завоевать сердце девушки

В новые правила включили статьи о правах и обязанностях работниц: «Содержательницы обязаны обходиться с живущими у них женщинами кротко, не делать им никаких притеснений и не причинять им побоев». «Женщина , находящаяся в публичном доме, если пожелает обратиться к честной жизни, может, не заплатив долга хозяйке, оставить бордель, но не иначе как доказав свое желание исправиться, пробыв положенное время в Общине сестер милосердия, или другом подобного рода учреждении».

Из заработанных денег 25% получала сама «публичная женщина», а три четверти уходили хозяйке борделя — за «помещение, освещение, отопление, сытный и здоровый стол, необходимое белье, платье, башмаки». Чтобы содержательнице не обсчитывали девушек, проституткам заводили специальные расчетные книжки.

Медицинский билет с отметкой об уплате пошлины

Помимо официальных «домов терпимости», в России продолжали существовать и нелегальные заведения. «Тайный разврат, допускаемый ныне в некоторых домах квартирными хозяйками, равно непотребство в банях, трактирах, портерных, кабаках и т. п. заведениях воспрещается», — говорилось в «Правилах для содержательниц тайных притонов для распутства» МВД от 1861 года. Выявленные притоны ставили под контроль государства.

От крестьянок до учительниц. Кем были проститутки в царской России

В бордели зачастую шли бедные горожанки, крестьянки, прибывшие на заработки и не нашедшие места в городе, юные девушки-подмастерья, сбежавшие от жестоких мастеров и мастериц. По статистике, 70% российских проституток были моложе 25 лет, а среди «нелегалок» попадались даже девочки 10-12 лет. Большинство проституток не имели ни отца, ни матери.

Лишившись паспорта и получив взамен желтый билет, проститутки переходили в число «профессионалок». После этого шансов вернуться в обычную жизнь было мало.

Проститутка считалась человеком второго сорта: она должна была получать в полиции разрешение, если собиралась куда-то поехать, сдавать проститутке квартиру тоже можно было лишь с разрешения полиции.

Тем не менее, работа в легальном борделе считалась более престижной, чем незаконный труд на панели.

«Безбилетные» проститутки, пойманные полицией на Нижегородской ярмарке — крестьянки из соседних деревень

Однако был и слой более «высокопоставленных» девушек легкого поведения: содержанок, служанок, хористок — певичек с сомнительной репутацией. «В Петербурге среди таких секретных проституток имеются преподавательницы, продавщицы в магазинах, девушки, живущие в семьях, родные которых занимают видное положение, даже учащиеся, оставляющие свою профессию после окончания учебного заведения», — сообщал дореволюционный Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.

Ярмарочная шансонетка Масленникова, фотограф Максим Дмитриев, 1900-е годы

Таких «жриц любви» уличить было сложнее, и надзора они избегали. «Везде, можно сказать, попадают под надзор проститутки менее состоятельные, — отмечал в 1897 году представитель МВД доктор Штюрмер. — Агенты недостаточно искусны, а притом не имеют порой возможности уличить проститутку высшего полета. Полиция, не желая задавать себе лишнего труда и наживать неприятности, ограничивается только забором захудалых и бродячих женщин» (цитата по «Большой медицинской энциклопедии» 1933 года).

Когда в России запретили проституцию

После революции 1917 года новые власти объявили ночных бабочек «жертвами капиталистического строя», а проституцию запретили.

В здании Комиссариата московского градоначальства под председательством комиссара Московского градоначальства Никитиан в среду в 7 ½ часов вечера состоялось совещание по вопросу о регламентации проституции.

После обсуждения целого ряда вопросов собрание высказалось за закрытие домов и квартир свиданий, а также отмену регистрации и всякого рода принудительно-административных мер, практиковавшихся ранее в порядке врачебно-полицейского надзора.

Кроме того, предложено: 1) учредить приюты для несчастных детей-сифилитиков; 2) отделения при лечебницах, где каждый больной мог бы бесплатно лечиться от венерических болезней, причем прием должен быть не в общей амбулатории; 3) уничтожить желтые билеты и т.д.

«Ведомости комиссариата московского градоначальства»
(Цитата с сайта «Проект 1917. Свободная история»)

После этого проституция в России, разумеется, не исчезла — но была вытеснена из легально поля. Но это уже совсем другая история.

С нами не соскучишься!

Популярные публикации

Последние комментарии

Бордели в царской России. О правилах, порядках и «аттракционах»

Публичный дом в царской России был заведением серьезным. Действовал запрет на любые вывески, а расстояние от него до церквей, школ и училищ должно было быть «достаточно большим». Внутри публичного дома разрешалось иметь пианино и играть на нем. Все остальные игры были запрещены, особенно настороженно упоминались тут шахматы. Также было запрещено украшать дом портретами царственных особ.

Делились бордели на три категории: высшая оплата до 12 рублей (не более 7 человек в сутки), средняя до 7 рублей (до 12 человек), низшая до 50 коп. (до 20 чел. в сутки). Неисполняющих требования проституток заключали под стражу в «Калинкин дом».

Так как проституция считалась официальной профессией, то публичные дома облагались налогом. Оговаривался и расчет за услуги: 3/4 полагались хозяйке, 1/4 — девушке. Правила эти, скорее всего, соблюдались когда как.

Из Правил содержательницам борделей, утвержденных министром внутренних дел 29 мая 1844 года:

1. Бордели открывать не иначе как с разрешения полиции.

2. Разрешение открыть бордель может получить только женщина от 30 до 60 лет, благонадежная.

8. В число женщин в бордели не принимать моложе 16 лет…

10. Долговые претензии содержательницы на публичных женщин не должны служить препятствием к оставлению последними бордели…

15. Кровати должны быть отделены или легкими перегородками, или, при невозможности сего по обстоятельствам, ширмами…

20. Содержательница подвергается также строгой ответственности за доведение живущих у ней девок до крайнего изнурения неумеренным употреблением…

22. Запрещается содержательницам по воскресным и праздничным дням принимать посетителей до окончания обедни, а также в Страстную неделю.

23. Мужчин несовершеннолетних, равно воспитанников учебных заведений ни в коем случае не допускать в бордели.

Билетным предписывалось посещать баню, не уклоняться от медицинского освидетельствования, и ни в коем случае не использовать косметики.

Власти были к ним лояльны: в кабинеты для осмотра разрешали приходить под вуалью, а в документе 1888 года, переизданном в 1910 году, инструкции Министерства Внутренних Дел для чинов сыскных отделений говорилось: п. 18 « …каждый чин сыскной полиции при исполнении … должен быть с лицами женского пола вежлив, серьезен и сдержан в особенности».

Читать еще:  Заявление на развод кизлярский суд. Написание заявления на развод через загс по образцу

Проститутки были не просто «жертвами общественного темперамента», они составляли особый разряд общества — так называемых «разрядных женщин». Хочешь заниматься первой древнейшей профессией — на здоровье, но будь любезна встать на учет в полиции, сдать паспорт, а вместо него получить знаменитый «желтый билет» — официальное свидетельство того, что эта женщина больше не относится к числу «порядочных», скатившись в категорию отверженных обществом, и что полиция не только может, но даже обязана регулярно организовывать медицинские осмотры.

Стать жертвой этого порядка можно было очень легко — для этого достаточно попасться хотя бы раз с клиентом при полицейской облаве или просто по доносу квартирохозяина — и все, путь назад, к обычным людям был отрезан. Имея на руках желтый билет, женщина имела право зарабатывать на жизнь только одним способом — своим телом. Вернуть себе паспорт обратно было довольно сложно, да и незачем — кому нужна была бывшая «гулящая». Так что, как правило, попавшие в этот капкан женщины профессию не меняли до самого своего конца, и часто он наступал довольно быстро.

Но и в общей массе проституток можно было выделить две категории — уличные и жившие в публичных домах. Как правило, в уличные женщины шли или новички, не освоившиеся со своей новой жизнью, или, наоборот, опытные профессионалки, зачастую уже больные, отработавшие свое в публичных домах и постепенно, с утратой привлекательности и молодости, скатывавшиеся все ниже и ниже. Уличный промысел считался самым дном, ниже которого опуститься уже нельзя.

Несравненно более везучими считались те, кому удавалось попасть в легальные публичные дома, которые тоже делились по разрядам — от дорогих и фешенебельных, где могли удовлетворить самые разнообразные прихоти и фантазии посетителей, до мерзких грязных притонов, посещаемых в основном, представителями криминального мира.

Основным источником пополнения обитательниц публичных домов были все-таки низшие сословия — их контингент, как правило, составляли крестьянки и мещанки, — необразованные, не умеющие и не знающие ничего, кроме своей основной профессии, женщины. Очень редко попадались и представительницы дворянства или просто интеллигентные, образованные женщины, но это были исключения. Именно поэтому цены на обладание «интеллигентной проституткой» достигали тысячи рублей — изысканный деликатес на любителя и стоил соответственно.

Как же попадали женщины в публичные дома? Обычно, самым банальным для того времени путем — барин обольщал горничную, работницу на фабрике совращал мастер, затем про это узнавали — и женщина оказывалась на улице. А тут их поджидали заботливые «хозяйки» средних лет, которым требовались именно такие, обязательно симпатичные «служанки».

Девушек для начала немного подкармливали, обещали щедрый заработок, и уже потом объясняли суть будущей работы. Большинство, намыкавшись по улицам, безропотно соглашались, боясь потерять кров над головой. Иногда содержательницы борделей набирали девиц из новеньких, только начавших работать на улице и не потерявших еще привлекательности, и тем самым сразу переводили их в более высокий разряд гулящих.

А иногда девушки попадали в лапы «мадам» буквально прямо из дома, только приехав из деревни или другого города на поиски работы. Далее шла опробованная схема — и работа находилась, — только, правда, немного не та, на которую бедняги рассчитывали. Впрочем, большинство и не роптало, и даже считало себя везучими, — ведь им не приходилось больше работать с утра до ночи, бояться потерять кусок хлеба и жить впроголодь.

Класс борделя зависел от уровня сервиса: число дам «в соку» (от 18 до 22 лет), наличие «экзотики» («грузинских княжон», «маркиз времен Людовика XIV», «турчанок» и т.п.), а также сексуальными изысками.

Само собой, отличались и мебель, и женские наряды, вина и закуски. В борделях первой категории комнаты утопали в шелках, а на работницах сверкали кольца и браслеты, в публичных домах третьего разряда на кровати был лишь соломенный матрас, жесткая подушка и застиранное одеяло.

По словам доктора Ильи Конкаровича, занимавшегося в XIX веке исследованием проституции, в дорогих домах проститутки своими хозяйками принуждаются к самому утонченному и противоестественному разврату, для каковой цели в самых шикарных из таких домов даже устроены бывают особые приспособления, дорого стоящие, но тем не менее всегда находящие себе покупателей.

Существуют дома, культивирующие у себя какой-то один вид извращенного разврата и приобретшие себе своей специальностью широкую известность. Эти бордели предназначались для небольшого числа состоятельных постоянных клиентов.

Об одной из затей дорогих домов терпимости есть возможность рассказать подробнее. Речь идет о комнатах, отделанных зеркалами. Туда собиралось несколько пар, зажигали спиртовые светильники, и начиналась попойка.
Через некоторое время куртизанки принимались танцевать и раздеваться… в конце концов, все кончалось оргией, многократно отраженной в зеркалах при дрожащем свете спиртовок. Говорят, «аттракцион» пользовался популярностью.

«Архив судебной медицины и общественной гигиены» отмечает что «публичные женщины религиозны лишь в бытовом смысле слова… они стараются не принимать гостей на Пасху, иногда спрашивают, есть ли у тех крест…».

Если вам понравился пост, пожалуйста, поделитесь ими со своими друзьями! 🙂

Бордели в царской России. О правилах, порядках и «аттракционах» (11 фото)

Делились бордели на три категории: высшая оплата до 12 рублей (не более 7 человек в сутки), средняя до 7 рублей (до 12 человек), низшая до 50 коп. (до 20 чел. в сутки). Неисполняющих требования проституток заключали под стражу в «Калинкин дом».

Так как проституция считалась официальной профессией, то публичные дома облагались налогом. Оговаривался и расчет за услуги: 3/4 полагались хозяйке, 1/4 — девушке. Правила эти, скорее всего, соблюдались когда как.

Из Правил содержательницам борделей, утвержденных министром внутренних дел 29 мая 1844 года:
1. Бордели открывать не иначе как с разрешения полиции.

Читать еще:  Где лучше набить первое тату. Какую татуировку лучше сделать девушке, чтобы никогда не жалеть об этом

2. Разрешение открыть бордель может получить только женщина от 30 до 60 лет, благонадежная.

8. В число женщин в бордели не принимать моложе 16 лет.

10. Долговые претензии содержательницы на публичных женщин не должны служить препятствием к оставлению последними бордели.

15. Кровати должны быть отделены или легкими перегородками, или, при невозможности сего по обстоятельствам, ширмами.

20. Содержательница подвергается также строгой ответственности за доведение живущих у ней девок до крайнего изнурения неумеренным употреблением.

22. Запрещается содержательницам по воскресным и праздничным дням принимать посетителей до окончания обедни, а также в Страстную неделю.

23. Мужчин несовершеннолетних, равно воспитанников учебных заведений ни в коем случае не допускать в бордели.

Билетным предписывалось посещать баню, не уклоняться от медицинского освидетельствования, и ни в коем случае не использовать косметики.

Власти были к ним лояльны: в кабинеты для осмотра разрешали приходить под вуалью, а в документе 1888 года, переизданном в 1910 году, инструкции Министерства Внутренних Дел для чинов сыскных отделений говорилось: п. 18 « . каждый чин сыскной полиции при исполнении . должен быть с лицами женского пола вежлив, серьезен и сдержан в особенности».

Проститутки были не просто «жертвами общественного темперамента», они составляли особый разряд общества — так называемых «разрядных женщин». Хочешь заниматься первой древнейшей профессией — на здоровье, но будь любезна встать на учет в полиции, сдать паспорт, а вместо него получить знаменитый «желтый билет» — официальное свидетельство того, что эта женщина больше не относится к числу «порядочных», скатившись в категорию отверженных обществом, и что полиция не только может, но даже обязана регулярно организовывать медицинские осмотры.

Стать жертвой этого порядка можно было очень легко — для этого достаточно попасться хотя бы раз с клиентом при полицейской облаве или просто по доносу квартирохозяина — и все, путь назад, к обычным людям был отрезан. Имея на руках желтый билет, женщина имела право зарабатывать на жизнь только одним способом — своим телом. Вернуть себе паспорт обратно было довольно сложно, да и незачем — кому нужна была бывшая «гулящая». Так что, как правило, попавшие в этот капкан женщины профессию не меняли до самого своего конца, и часто он наступал довольно быстро.

Но и в общей массе проституток можно было выделить две категории — уличные и жившие в публичных домах. Как правило, в уличные женщины шли или новички, не освоившиеся со своей новой жизнью, или, наоборот, опытные профессионалки, зачастую уже больные, отработавшие свое в публичных домах и постепенно, с утратой привлекательности и молодости, скатывавшиеся все ниже и ниже. Уличный промысел считался самым дном, ниже которого опуститься уже нельзя.

Несравненно более везучими считались те, кому удавалось попасть в легальные публичные дома, которые тоже делились по разрядам — от дорогих и фешенебельных, где могли удовлетворить самые разнообразные прихоти и фантазии посетителей, до мерзких грязных притонов, посещаемых в основном, представителями криминального мира.

Основным источником пополнения обитательниц публичных домов были все-таки низшие сословия — их контингент, как правило, составляли крестьянки и мещанки, — необразованные, не умеющие и не знающие ничего, кроме своей основной профессии, женщины. Очень редко попадались и представительницы дворянства или просто интеллигентные, образованные женщины, но это были исключения. Именно поэтому цены на обладание «интеллигентной проституткой» достигали тысячи рублей — изысканный деликатес на любителя и стоил соответственно.

Как же попадали женщины в публичные дома? Обычно, самым банальным для того времени путем — барин обольщал горничную, работницу на фабрике совращал мастер, затем про это узнавали — и женщина оказывалась на улице. А тут их поджидали заботливые «хозяйки» средних лет, которым требовались именно такие, обязательно симпатичные «служанки».

Девушек для начала немного подкармливали, обещали щедрый заработок, и уже потом объясняли суть будущей работы. Большинство, намыкавшись по улицам, безропотно соглашались, боясь потерять кров над головой. Иногда содержательницы борделей набирали девиц из новеньких, только начавших работать на улице и не потерявших еще привлекательности, и тем самым сразу переводили их в более высокий разряд гулящих.

А иногда девушки попадали в лапы «мадам» буквально прямо из дома, только приехав из деревни или другого города на поиски работы. Далее шла опробованная схема — и работа находилась, — только, правда, немного не та, на которую бедняги рассчитывали. Впрочем, большинство и не роптало, и даже считало себя везучими, — ведь им не приходилось больше работать с утра до ночи, бояться потерять кусок хлеба и жить впроголодь.

Класс борделя зависел от уровня сервиса: число дам «в соку» (от 18 до 22 лет), наличие «экзотики» («грузинских княжон», «маркиз времен Людовика XIV», «турчанок» и т.п.), а также сексуальными изысками.

Само собой, отличались и мебель, и женские наряды, вина и закуски. В борделях первой категории комнаты утопали в шелках, а на работницах сверкали кольца и браслеты, в публичных домах третьего разряда на кровати был лишь соломенный матрас, жесткая подушка и застиранное одеяло.

По словам доктора Ильи Конкаровича, занимавшегося в XIX веке исследованием проституции, в дорогих домах проститутки своими хозяйками принуждаются к самому утонченному и противоестественному разврату, для каковой цели в самых шикарных из таких домов даже устроены бывают особые приспособления, дорого стоящие, но тем не менее всегда находящие себе покупателей.

Существуют дома, культивирующие у себя какой-то один вид извращенного разврата и приобретшие себе своей специальностью широкую известность. Эти бордели предназначались для небольшого числа состоятельных постоянных клиентов.

Об одной из затей дорогих домов терпимости есть возможность рассказать подробнее. Речь идет о комнатах, отделанных зеркалами. Туда собиралось несколько пар, зажигали спиртовые светильники, и начиналась попойка.
Через некоторое время куртизанки принимались танцевать и раздеваться. в конце концов, все кончалось оргией, многократно отраженной в зеркалах при дрожащем свете спиртовок. Говорят, «аттракцион» пользовался популярностью.

Источники:

http://www.anews.com/p/107164973-chto-znachit-zheltyj-bilet-bordeli-i-prostituciya-v-carskoj-rossii/
http://vopros-ik.ru/blog/43552021899/Bordeli-v-tsarskoy-Rossii.-O-pravilah,-poryadkah-i-%C2%ABattraktsiona
http://m.fishki.net/2074758-bordeli-v-carskoj-rossii-o-pravilah-porjadkah-i-attrakcionah.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×