Как австрийцы относятся к русским женщинам. Какие вопросы об Австрии «гуглят» читатели? Менталитет, культура, язык

Какие вопросы об Австрии «гуглят» читатели?

Рано или поздно в блогах появляется статья «Поисковые перлы». Не будем скрывать, что не только владельцу блога любопытно, по каким поисковым запросам новые посетители и читатели отыскали его детище.

Настала очередь и для нас собрать и обсудить поисковые запросы. Для чего? Очень просто. Во-первых, поисковые запросы отображают интересы читателей, и таким образом появляется возможность коротко ответить на вопросы различного плана. Во-вторых, такая статья – это своеобразный навигатор по сайту, указывающий на информацию в различных разделах блога. В-третьих, это забавная идея, ведь запросы об Австрии, задаваемые гуглу и яндексу, нередко вызывают улыбку на лице. Приятного чтения!

Из серии «Давай поженимся»

1. Любят ли австрийцы блондинок?
Сложно дать серьезный и однозначный ответ на этот вопрос. Предпочтения каждого человека индивидуальны. Если речь идет об австрийских мужчинах, то они, во всяком случае, ценят наличие знаний языка, чувство юмора и тактичность, независимо от цвета волос.

2. Возможно ли найти мужа в Австрии за полгода?
Если очень постараться… Правда возникает вопрос: к чему такая спешка? Поспешное замужество за границей, возможно, разрешит некоторые проблемы, но при этом, как правило, повлечет за собой более серьезные последствия.

Менталитет, культура, язык

3. Чем отличаются австрийцы от немцев?

Отличий много, отметим три из них:
— Обобщая, можно сказать, что австрийцы стремятся к гармонии взаимоотношений, им сложнее произнести четкое «нет». Поэтому отрицательный ответ нередко вуалируется при помощи уклончивого «посмотрим» или «поговорим об этом позже». Немцы, как правило, более прямолинейные.

Немецкая педантичность. Ваш коллега по работе в Австрии строго соблюдает все правила руководства и не отличается гибкостью? Данные качества присущи в большей мере немцам, чем австрийцам.

Любовь к титулам и ученым степеням. В деловом контексте в Австрии принято называть ученую степень собеседника. Это касается даже степени магистра (отсюда обращение Frau Mag. Huber/Herr Mag. Mayr и т.д). В Германии такое обращение будет скорее исключением из правил.

4. Как немцы называют австрийцев?
Стоит сразу отметить, что такие названия нелестны и могут обидеть человека. Самое нейтральное название – Ösi, вульгарное обращение – Schluchtenscheißer, также Schluchti.

Австрийцы же называют немцев Piefke.

5. Жадные ли австрийцы?
Этот вопрос часто поступает от девушек. Начнем с того, что жизнь в Австрии не дешевая и многим австрийцам приходится быть экономными и практичными. Раздельная оплата счетов (в кино, кафе или ресторане) здесь тоже в порядке вещей, особенно если ваш кавалер еще студент.

Вы узнаете больше о культуре и менталитете австрийцев, заглянув на авторскую колонку психоаналитика Екатерины Макаровой.

6. Внешность австрийцев
Многие австрийцы занимаются спортом, следят за своим питанием и, соответственно, за весом. В то же время в стране активно обсуждается проблема лишнего веса у детей и взрослых.

На работу австрийцы одеваются, как правило, попроще. Важную роль играет удобство, особенно при выборе обуви. В Австрии с любовью относятся к национальной одежде. Ее носят не только по праздникам, но и в будние дни на работу (к примеру, сотрудники некоторых отелей, ресторанов, магазинов). Для похода на дискотеку или в клуб молодые австрийки без стеснений выбирают более откровенные наряды, а удобство обуви отходит на задний план.

7. Как австрийцы относятся к русским?
Говоря об отношении австрийцев к русским, стоит провести грань между стереотипным, обобщенным мышлением и реальным опытом общения австрийцев с русскими. Стереотипы, как правило, основываются на преувеличениях и искажении действительности. Поэтому в начале общения с австрийцами рассчитывайте на недоверие, обусловленное стереотипным мышлением.

Хотелось бы также отметить, что преподаватели австрийских ВУЗов ценят восточноевропейскую «закалку» и академические способности студентов из стран СНГ.

8. Как одеться на свадьбу в Австрии?
Вас пригласили на свадьбу в Австрии? Если свадьба тематическая, вам должны заранее сообщить о дресс-коде. Возможно, вам понадобится национальный австрийский наряд (трахт/дирндль). В любом случае лучше воздержаться от вызывающей, прозрачной или слишком короткой одежды. Коктейльное платье для женщин и аккуратный костюм для мужчин можно считать универсальным решением.

9. Краткий тест на знание немецкого языка.
Онлайн-тесты можно найти нашей в статье о том, как проверить уровень немецкого языка.

Из серии «Что? Где? Когда?»

10. Где находится смотровая башня Пирамиденкогель?

11. Как называется гора в Цель ам Зее?
В Цель ам Зее и регионе много гор, к примеру:

Шмиттенхёэ (Schmittenhöhe, 1965 метров);
Китцштайнхорн (Kitzsteinhorn, 3203 метров);
Гросглокнер (Großglockner, 3798 метров, самая высокая гора Австрии).

12. Фирмы, изготавливающие посуду в Австрии

Riess Kelomat – известный производитель скороварок.
Gmundner Keramik (гмунденская керамика, см. фото). Керамическая посуда изготовляется вручную на фабрике в Гмундене, недалеко от города Зальцбург.

13. Кто живет в Австрии ваши любимые блюда?
Лично мои любимые блюда – венский шницель и кайзершмаррн.

14. Шоколадная плитка с коноплей
С коноплей? Такие недетские виды шоколада производит Цоттер. Читайте здесь интересную статью о фабрике Цоттер.

15. Как найти шоколад Цоттер в Москве?
Шоколад фирмы Цоттер можно купить в онлайн-магазине. Стоимость поставки за пределы ЕС составляет 20 евро, сроки поставки – от 10 до 21 дней. Возможна оплата кредитной карточкой.

16. Знаменитые венские кондитерские
Demel на Kohlmarkt 14.
Sacher в отеле Захер на Philharmonikerstraße 4.
Landtmann на Universitätsring 4.

17. Как найти переводчика в Австрии?
Отправьте нам письмо . Не забудьте указать следующую информацию:
— Языки, с какого и на какой будет осуществляться перевод;
— Тематика;
— Вид перевода (синхронный или последовательный);
— Дата и место перевода;
— Количество рабочих часов.

18. Кофе, который придумали в Австрии
Венский меланж. Кофе, смешанный со вспененным молоком в пропорции 1:1 и взбитыми сливками.

19. Приведения у Грюнерзее?
Вы серьезно? Приведений на Грюнерзее вы скорее всего не найдете. Зато это озеро прекрасно подходит для прогулок и дайвинга.

20. Особенности дизайна интерьера в Австрии

В традиционном австрийском стиле можно отметить мебель и детали интерьера из дерева, а также коврики из лоскутков.

Если же речь идет об оформлении вашего дома в Австрии, обращайтесь к талантливому русскоязычному дизайнеру-декоратору Анастасии Райхер, проживающей в городе Вена. Анастасия поможет преобразить как жилое, так и коммерческое помещение (квартиру, дом, магазин, кафе, ресторан).

21. Есть ли пляж на Мондзее?
Да, на озере Мондзее есть пляж с вышками для прыжков в воду высотой в 1м, 3м и 5 метров, а также горки длинной в 110 и 45 метров. На Мондзее можно покататься на водных лыжах и вейкборде. Есть ресторан и достаточное количество парковочных мест.

22. Зарплата инженера в Австрии?
Специалист с пятилетним стажем зарабатывает около 3000 евро в месяц брутто. Здесь вы найдете достаточно точный и удобный онлайн-калькулятор для расчета зарплаты в Австрии (на немецком языке).

23. Сколько можно находиться в Австрии после окончания университета?
Для поиска работы в Австрии выпускнику дается полгода (после магистратуры и выше). Подробнее о работе в Австрии.

Рекомендуемые статьи:

Понравилась данная статья? Поделитесь ею с друзьями, для этого нажмите любую кнопку:

Подписка на рассылку

Вы хотите регулярно получать свежие материалы, новости и рекомендации по Австрии? Подпишитесь на мою рассылку и оставайтесь в курсе событий!

Отзывов: 2

Отличная идея! Вопросы об австрийцах интересные, но ответить на них в двух словах конечно сложно.

Очень симпатичный блог получился, красивый дизай и всегда интересно узнавать новое об Австрии. Я работала в Граце по программе au-pair три года назад и обожаю вспоминать былые времена

Читать еще:  Плакаты к 55 летию женщине. Праздничный портал юбилей-на-бис.рф – всё для вашего юбилея. ваши гости попросят вас повторить юбилей на бис

Как австрийцы относятся к русским женщинам. Какие вопросы об Австрии «гуглят» читатели? Менталитет, культура, язык

Призрак бродит по школьным коридорам — это призрак Google. Как страшный сон воспринимают школьные учителя тот факт, что в кармане каждого ученика может лежать волшебная коробочка, соединяющая его с местом, где есть все ответы на все вопросы.

Почему мы ждём от учеников механического зазубривания сотен и тысяч фактов?

Старый добрый вопрос «Зачем учить географию, если есть извозчики?» становится вдруг неожиданно актуальным — в самом деле, зачем? Зачем знать, столицей чего является город Антананариву и какова длина Нила с притоками? Не помните? Сейчас «нагуглим».

Сколько будет квадратный корень из «пи»? Нет проблем! Когда была Грюнвальдская битва? Легко!

Куча цифр, прежде необходимая для запоминания, «нагугливается» на «раз–два!». Формула Герона? Возьмите из «Википедии». Формула объема усеченной пирамиды? Есть на сайте «Формулы и расчеты онлайн».

Я знаю, что вы сейчас мне скажете. Знания «в телефоне» и знания «в голове» — это разные вещи.

— А если бы у тебя не было интернета? А если телефон сломается?

— Но интернет у нас всюду. Нет телефона — посмотрим на планшете. Нет планшета? Ну, ничего, что-нибудь придумаем!

Недавно просматривая форумы, я наткнулся на поразительную цитату:

«Мой районный врач однажды лечила меня по википедии, не стесняясь гуглить лекарства прямо в кабинете со мной».

Вы уже ужаснулись открывающейся картине мира? Инженеры, проектирующие космические корабли, отчаянно «гуглят» формулу закона Гука. Нейрохирург, отложив скальпель, судорожно ищет в Интернете, в каком месте перекрыть артерию.

Но давайте остановимся. Можно ли помнить все? Нужно ли помнить все? Обязан ли инженер помнить все формулы? Нет, конечно. Он всегда может их найти в справочнике. Врачу не зазорно пролистать справочник «Vidal», чтобы ознакомиться с противопоказаниями нового препарата. Инженеру нет проблем посмотреть нужные коэффициенты в справочнике.

Так почему мы ждём от учеников механического зазубривания сотен и тысяч фактов? Попробую покуситься на святое. Вот скажите, вы ведь хорошо помните ещё со школы, что Волга впадает в Каспийское море? А когда вы в последний раз использовали его, это знание, для решения своих жизненных задач? Только честно! И, кстати, ответьте быстро, не «гугля» и не раздумывая: в какое море впадает великая русская река Лена?

«Года четыре назад в одной казанской гимназии мне довелось увидеть в кабинете молодого учителя химии необычный плакат, который гласил, что интернет-поиском в этом кабинете можно пользоваться в любое время, включая экзамены», — Борис Ярмахов

Принимаю ваши возражения. Человек, путающий Австрию с Австралией, Карелию с Кореей, а Словакию со Словенией не может считаться культурным. И Волга, впадающая в Каспийское море — тоже один из наших маркеров культуры. А, скажем, тригонометрия? Можно ли считать культурным человека, путающего синус с косинусом?

Недавно в живом журнале одного муниципального депутата проходила отчаянная дискуссия о том, как бы разгрузить школьную программу, оставив в ней только «фундаментальные знания». При этом фундаментальными принято было считать «что-нибудь, что требуется больше чем 1% населения». Оставим в стороне тот факт, что участники дискуссии не очень были знакомы со ФГОСами, принципами построения современных образовательных программ и пр. Подобные дискуссии отражают прежде всего желание установить некий «культурный минимум», имея который, всё прочее можно «нагуглить».

И вот тут мы подходим к принципиальному моменту. То, что человек может найти какой-то факт, просто его «загуглив» на смартфоне, ещё ни о чем не говорит. Помимо того, что он должен знать, что и где найти, важно уметь сформировать правильный запрос. Google может выдать ответ на любой запрос. Но откуда человек знает, какой запрос задать? И откуда знает, какой ответ принять за правильный?

Вот характерный пример «из жизни». О проблемах пишет руководитель учебного центра, через который проходит множество специалистов:

«Например, инженер небольшого предприятия не искал статьи про мониторинг, потому что никогда не видел нормальных систем, не имел опыта их использования и не очень-то понимал выгоды. Тяготы «ручного» траблшутинга и устранение аварий часами, считал неотъемлемой печальной частью своей работы, потому что не с чем сравнивать».

О чём нам говорит этот пример? О том, что инженер просто не умел искать? Не владел технологией поиска? Нет, искать он наверняка умел. Но он не знал, ЧТО именно искать, в какой области. И причина этого — в отсутствии правильного образовательного базиса. Умение взглянуть на проблему шире, под немного иным углом зрения, часто оказывается намного более важным, чем список констант, выученных назубок.

Страшно ли то, что ученик «гуглит» ответы на вопросы учителя? Само по себе — нисколько. И даже наоборот. Есть, например, мнение, что при изучении программирования нужно примерно 70% времени «гуглить» на тему лучшего решения каждой локальной проблемы и лучшего варианта кода. Правда, речь идет о практикоориентированном курсе.

Так в чём же проблема «гугления» на уроке? Чего боятся учителя?

Очень просто. Они боятся иллюзии знания. Дело в том, что мы привыкли к тому, что знания сначала «усваиваются», откладываясь в головах у ученика. И только потом, когда поступит соответствующее задание, начинают работать. В случае же с доступностью знаний на внешнем хранилище, «знания» начинают «усваиваться» только в момент получения этого задания.

Хорошо это или плохо? Давайте попробуем немного отойти от проблемы и поразмышлять о процессе творчества вообще (ведь учеба — это несомненно процесс творческий, не правда ли?).

«Поэт постоянно что-то бормочет, переставляя слова, перебирая синонимы, прощупывая семантические обертоны, вслушиваясь в созвучия, трогая их связками, перекатывая на языке. Художник непрерывно рисует, даже когда у него нет под рукой карандаша. Это происходит почти инстинктивно.

Математик строит модели, абстрагирует и обобщает реальные данные, углубляется в подробности, отбрасывает несущественное. Это происходит постоянно и почти инстинктивно. И вдруг — толчок узнавания.

В этот момент нужно остановиться и спросить себя: «А как это выглядит на самом деле?» Этот вопрос – начало решения, потому что он подразумевает, что мы уже знаем, как распознать бесконечное число тупиковых вариантов, которые к решению точно не приведут. Возможно, это и есть момент непосредственного созерцания, момент проявления целого, осознание границы», — Владимир Губайловский, «Две культуры: Нил Стивенсон и Лев Толстой»

Что мы видим? Творческий процесс происходит постоянно, постоянно в голове прокручиваются факты, образы, данные. Но для того, чтобы они «прокручивались в голове», они там уже должны быть?

С другой стороны, с какой стати все эти «факты, образы и данные» будут прокручиваться в голове? Наоборот, они будут лежать в голове пассивным грузом до тех пор, пока не поступит задача, которая способна этот груз всколыхнуть. Да, это в лучшем случае. В худшем — они будут забыты на следующий день после лекции. И будут судорожно вспоминаться в момент решения этой самой задачи.

Но ведь это и есть та самая ситуация, когда, получив задачу, ученики начинают «гуглить» её решение на уроке! Здорово, если у них в головах уже есть к этому времени нечто, на чём, как на фундаменте, можно строить дерево поиска решения. Если же нет, то настоящий процесс обучения только начинается…

И тут очень важно, чтобы задачи ставились не на проверку знаний, а на поиск решения. Как это сделать?

Простой пример. В самом начале статьи я привел в качестве простого вопроса «Какова длина Нила с притоками?». Признаюсь, я специально не придумывал его, написав первое, что пришло в голову. Но вопрос оказался крайне интересным.

На скриншоте видно, что Google, ссылаясь на Википедию (как он часто это делает), указывает нам длину в 6 853 км. Однако, если мы откроем русскую Википедию, то там указана длина 6 852 км. Один километр — это, конечно, ничто, но почему-то эта разница есть. Откуда она взялась? Почему Google, давая ссылку на русскую Википедию, цифровые данные берет с английской? А есть ли вообще точные данные по длине Нила? И с какой точностью его можно измерить? Сколько возможностей для ученического расследования!

Читать еще:  Сочетание фиолетового и синего цвета в одежде. Какой цвет сочетается с фиолетовым в одежде женщины, что означает, с чем носить, кому идут оттенки и тона фиолетового

Оставляю читателям самим разобрать эту историю, она сама по себе очень любопытна, но уводит нас от темы.

Впрочем, я не случайно привёл это отступление. Оно показывает, как из рутинного вопроса можно построить проблемное исследование, которое может дать ученику не просто сумму зазубренных фактов, но знание, пропущенное через проблему, через мучительные поиски, а потому — не улетучивающееся на следующий день после экзамена.

Вернемся к основному вопросу статьи: «Что нужно знать наизусть, чтобы остальное найти в интернете?» И вдруг оказывается, что не так уже и мало.

Чтобы задать грамотный запрос, нужно знать половину ответа. А чтобы из вороха мусора, который в ответ выдаст поисковик, выудить правильный ответ, нужно знать вторую половину ответа.

Это, конечно, шутка. Но в каждой шутке есть только доля шутки. Главная цель образования — это именно заложить такой фундамент, чтобы человек не только знал, как «гуглить», но и умел оценить полученное, и принять правильное решение.

В свете этого расскажу небольшую историю. Недавно по нашим СМИ прошла новость о том, что в Великобритании ученикам при ответе на экзамене позволят пользоваться интернетом. Новость, как водится, вызвала многочисленные дискуссии как среди специалистов, так и среди «обычных пользователей». Процитирую одну, как мне показалось, весьма симптоматичную реплику:

«…довольно весело будет, если подставить фальшивые данные в поиске гугла в первой странице, просто раскрутить, а после вот вам и глобально неправильные ответы по истории или по другой теме.

Рассуждения про «фальшивые данные в поиске», конечно, смешны. Но, строго говоря, умение отличить фальшивые данные от настоящих и умение принимать решения на основе этих настоящих данных — едва ли не главное умение человека эпохи цифровых медиа».

«В классе все пользуются поиском в сети, если возникает вопрос. В современном мире требуется не хранить все эти знания в голове, а уметь правильно задавать вопросы и понимать полученные ответы»,

— Марк Доу, руководитель британского экзаменационного совета OCR

Ребенок принес в класс череп дохлой крысы…

И вот тут мы выходим на уровень понимания того, что искусство задавания вопросов едва ли не важнее механического запоминания ответов. Задавая вопрос, ребёнок раскрывается для получения ответа. А умеем ли мы работать с детскими вопросами? И умеем ли сделать так, чтобы наша учебная программа вырастала из этих детских, насущных, важных вопросов?

Моя любимая история на эту тему — это история про череп дохлой крысы, рассказанная Рустамом Курбатовым.

«Это случилось лет 80-90 лет назад, на юге Франции в Приморских Альпах, а учителя звали Селестен Френе…

Я представляю, что бы сделал нормальный школьный учитель, если б ученик посреди урока из кармана вытащил череп дохлого животного.

Френе, как пишут его друзья, обрадовался, попросил, чтобы ученик показал череп всему классу и посвятил урок этому предмету: как называется животное, каких размеров оно, чем питается, а каких еще грызунов вы знаете…

С этим черепом в класс вошла, ворвалась улица с детскими играми, делами, фантазиями — с обычным миром обычного деревенского ребенка».

Эта история, казалось бы, совсем не про Google. Но она про то, как живая жизнь врывается на урок в обычной школе. Google сегодня для ребенка — это такая же живая жизнь, как и череп дохлой крысы — столь же эпатирующий и столь же плодотворный.

«Череп дохлой крысы» всё равно уже лежит в портфеле вашего ученика. И что он с ним будет делать — пугать девчонок на перемене, издеваться над малышами или изучать на уроке как наглядное пособие — зависит, в частности, и от учителя.

Я, конечно же, под «черепом» имею в виду смартфон и, шире, интернет. Ибо сегодняшние дети убегают не на улицу, они убегают туда, в Сеть, в телефон, в игры. Впрочем, иногда мы их сами туда толкаем. Вот что пишет самый главный наш «Знаток» Александр Друзь:

«Если ребенок приходит к тебе с вопросом, надо стараться отвечать, а не отправлять его «погуглить» в Интернет. Если не знаете ответ, идите и «погуглите» вместе с ребенком. Надо в детстве формировать подход к получению информации и в детстве же надо учить детей пользоваться информацией».

Вот это, пожалуй, самое важное: «погуглите вместе с ребенком».

Только вместе можно сформировать культуру задавания вопросов. Да и вообще всё лучше делать вместе.

Приведу ещё одну цитату от неожиданного (для меня) союзника — священника Вениамина Райникова, руководителя информационного отдела Екатеринбургской епархии.

«Будет ли ребенок задавать Google правильный вопрос, или вопрос, где достать наркотики, или как лучше всего покончить жизнь самоубийством, зависит от нас. Формирование вопросов должно быть чем-то ограничено и как-то направлено. Нам надо дать ребенку ориентиры в информационном поле. Ограничив ребенка через родительский контроль, мы не оградим его от неправильных вещей. Если раньше можно было просто не пущать, сейчас это невозможно. Нужно дать ребенку цельный взгляд на мир, чтобы он сам понимал, что гуглить, а что нет», — Вениамин Райников, руководитель информационного отдела Екатеринбургской епархии

И закончить хочется цитатой из Бориса Ярмахова, который на днях опубликовал великолепный пост на «Образовательной Галактике», в котором писал:

«Экзамен в формате «ничем не пользуемся, ничего не достаём, ни к чему не подключаемся, всё берём только из головы» является «священной коровой» сегодняшнего образования. Если его изменить, то вся система посыплется, как карточный домик».

Так, может, поэтому учителя так боятся гугла?

Владимир Ломовицкий

Информация

Привет! Перебирал старые истории и наткнулся на эту. «Мелисса» — один из тех рассказов, которые писались очень давно, но есть в нём что-то такое, что мне нравится. Надеюсь, понравится и вам. Приятного чтения!
#stories@lostsummonertales Показать полностью…
______________________________________________________________________________

Моя тётя была совершенно изумительной женщиной.

Во-первых, она обладала потрясающим чувством юмора. Это стало важным открытием, когда я был подростком, угрюмым и замкнутым, считал, что все взрослые — унылые, серые тени, в лучшем случае с ними не о чем разговаривать, в худшем — нужно вообще их сторониться.
Естественно, в категорию скучных взрослых не попадали те взрослые, которых я знал лично, то есть мои родственники и близкие друзья семьи. Кстати, с ровесниками у меня тоже не заладилось. Правда, это вообще отдельная история, длинная и местами очень неприятная, хоть и весьма занятная.
Тётя всегда выделялась среди родственников. Как я уже написал выше, ее чувство юмора было чудесным. Помимо этого тётя знала много интересных историй, не стеснялась поделиться иногда откровенно неловкими ситуациями, а то, что мне больше всего в ней нравилось — она любила черный юмор.

Во-вторых, она была потрясающе красива и стройна, всегда носила длинные волосы. Большие глаза изумрудно-зеленого цвета. Я никогда не видел ее без макияжа и не видел, чтобы она приходила без каблуков. В ее гардеробе было огромное количество платьев, которые ей очень шли. От тёти всегда пахло смесью спелых ягод и диких, душистых трав. У нее было много прекрасных качеств.
Меня только всегда удивляло, что она не выходила замуж, не имела детей, жила одна с черным котом, которого звали Батист.

Когда мне исполнилось двадцать, моя обожаемая тётя покончила с собой. Ее нашли в собственной ванной, где она вскрыла себе вены. Не я ее обнаружил первым, но видел в тот день прекрасное белое лицо без единой морщинки, широко распахнутые глаза, странную, блаженную полуулыбку, растянувшую уголки тонких губ. Мы были знакомы всю мою жизнь, крепко сдружились в последние несколько лет, готовили вечером мясную пиццу с перчиками халапеньо, смеялись, а на другой день все закончилось.

Мы с родителями приехали в субботу к тёте в гости, потому что договорились захватить ее и отправиться всем вместе на ежегодную осеннюю ярмарку возле парка аттракционов, которую с размахом проводят в нашем городке. Ярмарка — это буйство красок, бумажные фонарики, алые флажки, костры до небес, вкусная выпечка, жареные каштаны, попкорн, глинтвейн и яблоки в карамели, радушные продавцы, встречающие каждого покупателя с радостной улыбкой. А уж какая там всегда была чудесная сахарная вата!
Запах сена, яблок, карамельного сиропа, пожухлой травы и опавших листьев. Обычно мы с тётей покупали сахарную вату, оставляли родителей рассматривать сувениры и разную утварь. Сбегали к аттракционам, где катались на колесе обозрения, откуда был виден весь наш городок, а иногда отправлялись в комнату страха. Воистину, несмотря на разницу в возрасте, я ощущал, что она — мой самый лучший друг. Таких теплых отношений у меня не было ни с родителями, ни с бабушкой.
После ярмарки неизменно наступало время подготовки ко Дню Всех Святых. У тёти всегда был один и тот же костюм — полосатые колготки, черное платьице, остроконечная шляпа и плащ, что она накидывала на плечи. Тётя надевала свои любимые туфли на платформе, брала в руки плетеную корзину со сладкими пирожками, которые пекла сама и затем угощала ими всех желающих, и мы шли с ней гулять, иногда нам даже перепадали сладости от других взрослых, сопровождающих веселящихся детей. У меня костюма как такового не было, я просто облачался во все черное, делал на голове творческий беспорядок, повязывал полосатый шарф, а тётя гримом рисовала мне на лице черные круги вокруг глаз. Затем мы возвращались к ее дому, покупая по пути мороженое, и ели его, сидя на ступеньках крыльца.
Все эти приятные моменты разом перечеркнулись, когда я сначала увидел ее в ванной, а потом в гробу. Маму удручало то, что это была ее младшая сестра, которую она опекала и любила как своего собственного ребенка. Мама рыдала без остановки, папа за нее очень тревожился и держал наготове пузырек сердечных капель и чистые платки.

Читать еще:  О чём поговорить с девушкой, когда кончились темы для разговора? Как правильно общаться с девушкой: в ВК, чтобы ей понравиться в соц сетях

Спустя какое-то время после похорон, мы разбирали вещи в её доме, думая куда девать ее многочисленные платья. И я нашел записку, написанную тётиной рукой. Там говорилось, что ей пора уходить, её ждут, однако любимого племянника она не бросит. Я практически не плакал на похоронах, но маленькая бумажка заставила меня рыдать навзрыд. Сердце защемило, я сел на пол, закрыл лицо руками и всхлипывая говорил, что тётя — дура, как она могла уйти, как могла так поступить с нами! Поступить со мной!
Мама услышала мой плач, пришла из соседней комнаты, села рядом и стала успокаивать. Но тщетно. Мама утирала мои слезы, а у самой был настолько растерянный вид, будто она что-то знает и никак не подберет слов, чтобы рассказать мне.

Тяжело было смириться с потерей. Батиста я забрал себе. Кот служил живым напоминанием о тёте, и меня всегда посещала мысль, что когда он забирался ко мне на ночь в кровать, кроме кота приходила и тётя. Даже казалось, что вижу её силуэт, восседающий в кресле возле двери спальни. Это не пугало, наоборот, придавало уверенности в том, что она не ушла.
После занятий я шел на улицу, где стоял её дом. Старый, маленький и уютный, похожий на чудесные домики викторианской эпохи. Когда она подбирала себе жилище, выбор пал на него, тётя говорила, что влюбилась в дом с первого взгляда.
Я стоял подолгу, задерживаясь до того, как густые сумерки превращаются в черный бархат ночи, а уж потом брел домой. Мама всегда волновалась, хоть и понимала, что мне тяжело отпустить тётю.
В тот год, в канун Дня Всех Святых, когда ряженые дети снуют по улочкам городка, выклянчивая сладости, я по привычке надел все черное, взял плетеную корзину, куда мама положила ягодные пирожки — сам печь я не умею, купил небольшой букет из ранункулюсов, и пошел к дому тёти.
И я увидел её.
Она сидела на крыльце в своем привычном наряде. На первом этаже горел зеленый свет. Дети подходили к ней, она улыбалась, но вместо пирожков раздала садовые розы. Я со всех ног помчался к тёте. Одна мысль билась у меня в голове — только бы это не было видением, пусть все будет взаправду!
Она увидела меня, встала с крыльца, помахала мне рукой, приветливо улыбаясь.
— Мелисса! — выкрикнул я, чувствуя как по щекам стекают горячие слезы. Я подбежал к ней, побросал на землю и корзину, и цветы, схватил тётю в охапку и крепко обнял. Она обняла меня в ответ, засмеявшись. Тётя была теплая, осязаемая, мои руки не проходили сквозь нее. Словно она и не умирала, и не её мы одели в самое красивое платье, и не её погребли.
— Почему ты ушла?- я едва сдерживался, чтобы не зарыдать в голос. Тётя погладила меня по голове.
— Меня ждал тот, кому я была обещана с самого рождения,- она улыбнулась. Спиной я ощутил, что позади кто-то стоит. Я слышал громкое сердитое дыхание и почувствовал запах мокрой шерсти. Стало не по себе.
— Не оборачивайся, пожалуйста, и не бойся. Он не причинит никакого вреда,- заверила меня тётя. У меня на затылке волосы встали дыбом. Тот, кто стоял за спиной, принюхивался ко мне. Я слышал, как шумно его ноздри втягивают вечерний воздух, пахнущий кострами и выпечкой. Внутренности сковало ужасом.
— Кто тебя ждал?- заикаясь, спросил я. У меня подкашивались ноги, ибо особой смелостью я никогда не отличался. Я заметил, что звуки вокруг стихли, будто дети все уже разошлись по домам. Игравшая вдалеке музыка умолкла. Тётя улыбнулась, подняла с земли букет и корзинку.
— Каждый год в этот день ты сможешь встретиться со мной,- она положила руку мне на плечо,- только приходи один, не хочу, чтобы сестра расстраивалась лишний раз.
Тётя поцеловала меня в щеку, зашла в дом, обернувшись на пороге и помахав мне рукой. Потом налетел ветер, я услышал тихое рычание, захлопнулась входная дверь и погас зеленый свет.
Улочка снова ожила. Смеялись дети, звучала музыка.
А придя домой я попросил маму составить мне компанию за чашкой чая и рассказать про тётю то, что я не мог знать или помнить. Тогда и узнал, что тётя — приемная дочка бабушки и дедушки, хотя с моей мамой они были очень похожи. Бабушка после первых родов захотела еще детей, но врачи давали неутешительные прогнозы. Тогда бабуля и дедуля, после моря слез и многих попыток, решились удочерить чудесную девочку Мелиссу, которой на тот момент было около двух лет, моей маме исполнилось уже десять. Женщина, помогавшая с удочерением, рассказывала о семье Мелиссы, что по слухам все девочки там прокляты и благословлены одновременно. Ведьмы, проще говоря. И каждую в определенном возрасте забирает к себе дьявол, ибо они — его невесты. Бабушка не послушала женщину, удочерила Мелиссу. Мама говорила, что замечала за сестрой странности, но чего-то ужасающего она никогда не видела. Я слушал молча, что совсем не знал своего лучшего друга и от этого было горько и больно.

Я каждый год ходил в канун Дня Всех Святых к дому тёти, чтобы повидаться. Наши встречи становились длиннее, в прошлом году так вообще до рассвета проговорили. И каждый раз я ощущал присутствие кого-то незримого возле нас. Поначалу было жутко, но затем привык. Меня все терзал один вопрос и под конец нашей беседы, когда тётя направилась к двери, я его задал.
— Почему ты никогда не хотела семью?
Тётя грустно посмотрела мне в глаза.
— У меня бы родилась дочь. И я не хотела бы обречь ее на ту же участь.
Она зашла в дом, снова налетел ветер, захлопнулась дверь и погас свет.

Источники:

http://focus-austria.ru/zhyzn-v-avstryy/ynteresnoe-o-raznom/voprosi-avstria.html
http://www.chaskor.ru/article/uchit_nelzya_guglit_39014?fb_comment_id=947259415333797_920329288022229
http://vk.com/wall9365894?own=1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector