Что делают с молодыми девушками в игил. Эксплуатация женщин террористами игил – современное рабовладение (фото)

Зачем ИГИЛ женщины? «Обычаи» боевиков

В 2011 году в Сирии началась война. С тех пор из раздираемой конфликтами страны бежали около 4 миллионов человек, среди которых тысячи детей. Из-за постоянных обстрелов боевиками ИГИЛ жилых массивов все спешно покидают свои насиженные места. На это действительно больно смотреть.

Жестокие убийства мирного населения и бесчинства со стороны боевиков ИГИЛ спровоцировали сирийцев сорваться с насиженных мест. Разные племена и народности Сирии, проживавшие много веков на этих землях, покидают родину от мала до велика.

Многие женщины были вынуждены выйти замуж за боевиков ИГИЛ из страха за свою жизнь или жизнь родных и близких.

Женщины, живущие на территориях, захваченных ИГИЛ, бесправны и являются живым товаром для продажи в качестве секс-рабынь.

«Мы стояли, а они разглядывали нас, выбирая тех, кто покрасивее, – у кого красивое тело, глаза, волосы, лицо. Они выбирают, насилуют и передают следующим». Это страшные воспоминания 28-летний езидской девушки Газалы из города Синджар на севере Ирака, которой удалось бежать из плена ИГИЛ. Газала, ее сестра и остальные молодые девушки-езидки были отправлены в Ракку в Сирии. Здесь девушек начали продавать в рабство другим боевикам, в том числе иностранцам.


По итогам специального расследования в ООН была подтверждена информация о том, что в ИГИЛ существуют четкие расценки на продажу женщин и детей в рабство.

«Девочками торгуют, как нефтью. Каждую могут продавать и покупать по пять-шесть мужчин. Иногда боевики продают девочек обратно их семьям за выкуп в тысячи долларов», — сказала спецпредставитель генсекретаря ООН по вопросам сексуального насилия в конфликтах Зейнаб Бангура, которая ранее подтвердила наличие расценок.

«У них (ИГИЛ) есть система… Есть руководство по тому, как обращаться с этими женщинами. У них существуют специальные брачные бюро, которые регистрируют все эти т. н. браки и продают женщин… У них определены цены на них», — говорит Бангура.

Террористическая группировка ИГИЛ не ограничивается лишь продажей захваченных и похищенных женщин и девочек. Для получения больших доходов от секс-рабства девочек продают в публичные дома. Очевидцы подтверждают, что ИГИЛ продала публичным домам 12-летних иракских девочек за 30 тысяч долларов.

«Каждый раз, когда он приходил насиловать меня, он молился, — говорит другая девочка. — Я сказала ему – то, что он делает по отношению ко мне, это ужасно и это не сблизит его с Богом. Но он сказал, что это разрешается, что это – «халал».

В августе 2015 года террористы ИГИЛ казнили 19 женщин-рабынь за отказ вступать с боевиками в интимную связь.

В декабре 2015 г. боевики ИГИЛ казнили 837 женщин в иракском городе Мосул. Террористы под разными предлогами приговаривали к казни женщин-кандидатов в советы депутатов провинции, госслужащих, а также тех, кто работал адвокатами, нотариусами и парикмахерами.

Сотни женщин совершают самоубийство, чтобы спастись от сексуального рабства в ИГИЛ, повергая в глубокую скорбь своих родителей и близких.

В апреле 2015 г. боевики разместили в Интернете видео с казнью пожилой женщины, одетой в красную куртку. Суть обвинения – надела красную куртку. Приговор вынесли быстро: просто остановили на улице, заставили встать на колени и выстрелили в голову. Окружающие снимали происходящее на телефоны, никто даже не посмел заступиться за несчастную. Это жуткое видео по-прежнему есть в Интернете.

В декабре 2015 года террористки из женского батальона группировки ИГИЛ убили женщину, потому что она кормила своего ребенка грудью. Инцидент произошел в городе Ракка. Женщина пыталась спрятать ребенка под паранджой, но террористки все равно заметили. После этого они отобрали младенца, а его мать забили до смерти.

Смелая девушка рассказала о зверствах боевиков ИГИЛ

16 декабря 2015 года 21-летняя девушка из Ирана по имени Надиа Мурад Баси Таха из рода езидов, выступила на заседании Совета безопасности ООН в Нью-Йорке. Она рассказала, что провела три ужасно-жутких месяца в сексуальном рабстве у боевиков ИГИЛ.

«Изнасилования — их главное оружие против женщин и девочек. Оно гарантирует им, что больше никогда эти девочки и женщины не будут жить нормальной жизнью, так как после этого ни один мужчина не захочет взять бывшую пленницу в жены или даже прикоснуться к ней. ИГИЛ превратил всех наших женщин в мясо, которое они продают и покупают», — заявила пострадавшая Надиа Мурад Баси.

После выступления члены Совбеза ООН приняли единогласное решение о передаче дела о геноциде езидов в международный уголовный суд.

Материалы предоставлены Комитетом по делам религий Министерства культуры и спорта РК .

Разрушенная жизнь: молодая россиянка попала в рабство к террористам ИГИЛ

Гражданку России и двух ее детей смогли спасти от боевиков российские офицеры Центра по примирению враждующих сторон в Сирии. Молодую женщину обманом отвезли на территорию, которую контролировали террористы ИГИЛ (запрещена в РФ) и там долгое время держали в заложниках, причем активную помощь оказывал сам супруг девушки. О том, как обманом женщин увозят в фактическое рабство.

Читать еще:  Комплименты ему. Своими словами сказать парню что он самый лучший. необычных комплиментов парню

Аният Сеидова — жена террориста ИГИЛ. Несколько лет назад она приехала в Сирию. Маршрут обычный: сначала из России в Турцию, далее — нелегальное пересечение границы, и вот — сирийский город Манбидж, который в 2016 году контролировали радикалы ИГИЛ (запрещена в РФ). Супруг обещал молодой женщине счастливую жизнь в исламском халифате. О том, что это террористическая группировка, Аният слышала, но не верила: муж убедил ее в том, что это лишь пропаганда, а на сам деле в Сирии они будут строить справедливый мусульманский мир. С реальностью девушка из Дагестана столкнулась сразу же, как прибыла в Сирию.

«Там все очень грубо, жестоко, все не так как там они рассказывают, — говорит Аният Сеидова, жена боевика Сейдфазаила Сеидова. — Только попав туда, уже человек понимает, что натворил. На что ты пошла и ради чего ты оставила своих родителей».

Ее били. Били лишь за то, что она не хотела посещать школу террористов. Сажали под домашний арест: она не могла выходить на улицу. А потом выяснила, что супруг – наркоман. Он сказался больным, чтобы бесплатно получать трамадол – опиоидный анальгетик. И это все — фактически в сердце псевдохалифата.

«Не то что дело до убийства было, а просто легкие деньги его интересовали, не хотел он работать», — говорит Аният. «То есть все не про веру, а про деньги?» – уточняет журналист. «Да», — подтверждает женщина.

Уже потом Аният увидела, что друзья мужа – обычные убийцы и бандиты, которые прикрываются исламом, чтобы оправдывать собственные преступления. Решила бежать, но ей пригрозили тем, что заберут детей.

В результате террористы ИГИЛ были вынуждены уйти из Манбиджа, и муж этой девушки попал в тюрьму к другим боевикам из Свободной сирийской армии. Аният помогли попасть на территорию, которую контролируют правительственные силы и офицеры российского Центра по примирению враждующих сторон. Теперь девушка и ее дети ждут возвращения на Родину.

Аният готова рассказывать о своей трагичной истории всем, у кого есть иллюзии и кто уже стал жертвой радикальной пропаганды террористов. Она ведь не последняя такая — жена боевика.

Анна Эрель

Недавно на русском языке вышла книга известной французской журналистки Анны Эрель «Под кожей джихадистки». Сейчас писательница продала свою квартиру, уволилась из редакции и прячется по съемным комнатам, каждый месяц меняя адрес. Редакционное задание внезапно стало роковым: журналистка влюбилась в генерала ИГ, стала его заочной женой и чуть не уехала к нему в Сирию.

— На Facebook мне постоянно угрожают расправой. Правительство Франции взяло меня под свою охрану. Я сменила место работы и продала свое жилье. Стараюсь больше одного месяца не задерживаться в одной квартире. Более того, вся семья Биляля мне постоянно пишет. У него во Франции, еще до джихада, родилась дочка от одной из жен. Вот она постоянно плачет, спрашивает, где папа. Она не верит, что Биляль погиб. Я молчу, потому что сама не знаю, умер ли он. И еще у него есть три жены в Халифате, вот они мне постоянно пишут, оскорбляют, они уверены, что я и правда была влюблена в их мужа и собиралась приехать к нему. Они считают, что это я погубила его.

— Как вы познакомились?

— Я снимала много интервью с семьями подростков-джихадистов. Тогда еще не было Сирии, они уезжали в разные группировки на Восток. Я все время задавала себе вопрос, почему, почему они уезжают? Я видела много совершенно разных семей, одни маргинальные, с детьми, полностью предоставленными самим себе. Другие вполне благополучные, хорошо образованные дети, из семей, полных любви и понимания.

— Ты создала поддельный аккаунт в Facebook: Анна, 20 лет, француженка марокканского происхождения, выросла без отца, недавно приняла Ислам. Как этот аккаунт помог тебе изучить механизм вербовки?

— Постепенно у меня набралась сотенка друзей — радикалов из Франции, Бельгии, Англии. Но они все были молодыми мелкими сошками. Пока однажды я не поймала «крупную рыбу»: ко мне в друзья постучался мужчина, он сразу спросил меня, мусульманка ли я и что я думаю о джихадистах. И тогда меня осенила мысль: а что, если не раскрывать карты и продолжить общение с ним от своего вымышленного персонажа? Ведь профессия журналиста учит: никогда не бывает ни черного, ни белого, всегда только серый с его оттенками!

— Этот парень был арабом?

— Нет, как и я, он был этническим французом. В исламе ему дали имя Биляль. Он говорил, что покинул Европу навсегда. Потому что Европа находится в страшном грехе христианства, что все европейцы неверные, и чтобы стать хорошей мусульманкой, надо поехать в халифат и встать на свой путь джихада, на путь всевышнего. С этого момента мы начали много спорить. Я ему отвечала уклончиво: не знаю, как правильно верить, как верно молиться, и так далее. Он мне всегда твердил: «верь мне, верь мне, верь мне…» И я хочу вам сказать одну важную вещь: моему персонажу было 20 лет, а этому мужчине – 40. И я вас уверяю, что, будучи взрослым радикалом, очень легко убедить и влюбить в себя девчонку, которая вполовину моложе вас. Тем более, если эта девочка никогда не видела нормального авторитетного отца.

Читать еще:  Протоиерей призвал ломать женщин об колено и запихивать в стиральные машины

— Тебе было страшно?

— Мне было очень страшно. Со временем он предложил выходить в Skype. Мне и так было страшно. Но переписываться по Facebook это одно, а говорить – уже совсем другое. Мне было противно улыбаться и кокетничать с человеком, который убил очень много людей. Но мало-помалу я привыкла обсуждать с ним, как прошел каждый мой день.

— Биляль был вербовщиком или боевиком?

— Он был влиятельным полевым командиром с опытом работы еще в «Аль-Каиде» и Афганистане. Хотя вел себя со мной как тонкий психолог: с самого начала пытался понять, кто я есть, понять меня. Если я девушка, которая хочет поехать в Сирию, чтобы выйти замуж? Или я мечтаю взять в руки оружие и начать воевать? Вот он мне рассказывал: если ты хочешь, я тебе все подарю, мешок денег, оружие подарю. Какое оружие ты хочешь? Хочешь калаш? Или маленький пистолет хочешь? Я строила из себя ранимую девочку, что я не знаю хочу ли ружье, что я всего боюсь. Он быстро подхватил эту карту, и начал уверять меня, что будет меня защищать и во всем поддерживать, что он меня познакомит со многими людьми, что у меня там будет целая банда подружек, с которыми я буду гулять и делать простые обычные вещи. Что я даже в кино буду ходить! Что я буду жить с ним с Ракке. И что, если я захочу, он мне купит любой дворец, любой замок, какой я захочу. И чтобы я вообще не волновалась о деньгах. Оказывается, когда ты выходишь замуж за боевика ИГ, он дает тебе либо ценный свадебный подарок, либо очень много денег. Велел до нашей свадьбы определиться, какой подарок я хочу

— Ты всерьез решила выйти за него замуж?

— Я должна была стать его четвертой женой. Твердил, что в Сирии меня ждет море любви и счастья. И что я эгоистка, раз не еду. Говорил, что ты там сидишь такая грустная, приезжай сюда и помогай своим сестрам, помогай боевикам – у нас очень много задач для мусульман. И вы знаете, что самое страшное? В какой-то момент я почувствовала, что и правда…влюбилась! Что я и правда обязана к нему ехать помогать. Я знала, что он всего лишь соблазняет меня. Но даже понимая это, я начала потихоньку поддаваться на обман. В какой-то момент поймала себя на мысли, что сижу на крючке и не могу соскочить. Иншаллах, я не вышла за него замуж.

— Ты влюбилась в террориста?

— Сначала мы изредка переписывались в течение дня. Смайлики друг другу отправляли. Или еще что-то. А вечером созванивались, когда у него заканчивался бой. А потом он поехал на передовую, и начал мне еще чаще звонить на Skype. Несколько раз в день звонил. Он прямо атаковал меня своим вниманием. И я в какой-то момент подумала, что вообще уже дышать без него не могу. А если я не дай Бог не отвечала, возвращалась домой и мой мессенджер в Facebook был полон: «где ты? где ты? где ты? где ты…» иногда любовно, иногда нервно, иногда раздраженно – это было уже слишком

— Он что-нибудь рассказывал о своем рабочем дне?

— Просыпается в 5:00, потом 4-5 часов едет в город на границе Сирии и Ирака, где добывают нефть. Он рассказывал мне, какие они хорошие люди и что раньше в этом городе весь мир добывал нефть, а местным людям ничего не доставалось, пока не приехал Биляль и его люди, и что они, такие добрые и хорошие, освободили местных от влияния иностранных государств и теперь добывают нефть сами, восстанавливают красивую цветущую Сирию для ислама. Во второй половине дня, если кто-то из его соратников был ранен, он ехал их спасать. Надо добавить, что Биляль не был молодым 20-летним джихадистом, который радикализовался и уехал на джихад, как многие мои друзья. Он уже много лет воевал против американцев, сначала в Ираке в 2003 году, а до этого «совершал джихад» в Афганистане. То есть, я завязала роман с серьезным боевиком-руководителем.

— Он как-нибудь описывал твое будущее с ним?

— Обещал купить дом, какой я только захочу, даже на 5 комнат. Что я могу приехать к нему с подружками, девушками, разумеется. И что я буду весь день ждать его дома, я имею право выходить гулять, но только с девушками-подругами. Что женщины у них не воюют, но имеют право ездить с мужем на передовую и делать фото или видео. В течение дня я буду следить за домом, и что самое важное – я обязана быть дома перед мужем соблазнительной кокеткой. Представь себе это лицемерие: на улице Ракки или любого другого города под контролем ИГ я должна ходить полностью закрытой, с головы до пят, только щель на глазах. Но дома я должна быть самой сексуальной для своего мужа! Он просил меня привезти из Франции как можно больше нижнего белья и духов! Да, и конечно, для него было важно, чтобы я оставалась девственницей до свадьбы, и что это будет прописано в нашем акте о заключения брака.

Читать еще:  Татуировки на стопе женские. Женские татуировки на ноге — тату для девушек. Выбор эскиза татуировки

— А почему бы ему не жениться на местной девушке? Зачем звать к себе француженку?

— Биляль говорил, что местные недостаточно верят в Аллаха, не закрываются до пят. И потом, что местные девушки узко мыслят, с ними не о чем поговорить. В общем, теперь я уверена на 100%: если ты молодая девушка из Европы, наивная, да еще и девственница – ты самая первая жертва боевика, других критериев у них и нет.

— Ты всерьез думала поехать за ним?

— Меня затянула эта история. Я поняла в какой-то момент, что уже дышать не могу без нашего общения. Перестало быть ясно, журналист я или женщина. И да, мы говорили о его возможной гибели. Если бы он умер, я не должна быть грустной, принять смерть как божий дар. И к тому же, у нас должны быть совместные дети. Так что надо жить во имя наших детей. И вообще, жизнь здесь – она вообще не важна, а важно то, что будет после смерти. И что мы здесь живем, только чтобы умереть. Он очень часто повторял разные красивые формулировки из Корана. И вот в Коране есть такая фраза, что пророк якобы сказал однажды, что мы здесь на земле временно, поэтому можно делать все, что мы захотим, это всего лишь игра. Я у него тогда спросила – и что, ты тоже играешь? Он ответил: да, я развлекаюсь, как могу.

Ты в итоге решилась поехать к нему?

— Через три месяца разговоров он меня убедил, и я поехала. Мне было предложено добираться через Голландию, потом в Турции пересечь границу с Сирией, чтобы замести следы. В каждом пункте с меня требовали купить местный телефон и делать селфи, что я действительно нахожусь в этом месте. В Турции меня должна была встречать проводница – француженка. Мне было страшно посмотреть в глаза этой женщине! Ведь она собственными руками вела девочек на смерть! В общем, я выехала и даже добралась до Амстердама. А там купила телефон, сделала селфи, отправила Билялю и… остановилась на этом.

— Тебе не было страшно сказать «нет» такому человеку?

— Задеть самолюбие мужчины это в принципе очень опасно, а задеть самолюбие мужчины-террориста опасно вдвойне. Он был очень зол. Сказал, что он не просто ждал меня, но еще и предупредил все свое окружение, что я приезжаю. И что теперь он выглядит полным идиотом перед ними всеми. Что он их шеф, и что нельзя выставлять шефа настоящим дураком, иначе он потеряет всякий авторитет

— Он жив сейчас? Ты уверена, что находишься в безопасности?

— Нет, он умер Я не знаю, как, но я почувствовала, что он погиб. Просто стало ясно, что теперь его нет. Хотя не понимаю, как это могло произойти, потому что террорист с боевым опытом в 20 лет не может просто так умереть, понимаешь? Как он мог так резко умереть после того, как одна молодая француженка его кинула? Может быть, его наказали за то, что он не смог доставить в Сирию очередную жертву

— Как ты думаешь, почему терроризм набрал такие обороты сейчас?

— Знаешь, что самое страшное? Члены ИГ сделали терроризм модным! Они стали первой организацией убийц, кто вышел в открытое медиапространство. Биляль каждый час делал фото и выкладывал в Instagram. Переходил границу с Турцией, сидел в кебабной, ел кебаб с калашниковым наперевес и делал селфи. Халифат осуществил американскую мечту по-арабски: предлагает мальчикам и девочкам стать богатыми и знаменитыми, присылать своим родственникам селфи с автоматами и пачками денег в руках. А наши коллеги-телевизионщики помогают им в этом: приезжают и снимают документальные фильмы о них. Это именно они помогают делать террористов «модными».

— Но почему за ними едут взрослые адекватные женщины?

— Женщины всегда хотят сильного мужчину рядом. К тому же, новообращенные мусульманки очень религиозны. И они хотят строгого мужа. А кто может быть строже, чем мужчина, уехавший в ИГ воевать за братьев-мусульман?

Биляль рассказывал тебе, откуда у ИГИЛ деньги?

— Он рассказывал, как они захватывали оружие на американских базах в Ираке. Калашниковы, пулеметы, даже тяжелая артиллерия. Потом многие мусульмане не поддерживают прямо, но отправляют им деньги. И это не только Саудовская Аравия, это практически все страны Ближнего Востока. И, конечно, главный доход – это захваченные террористами нефтяные скважины.

Источники:

http://365info.kz/2016/01/zachem-igil-zhenshhiny-zverstva-boevikov-terroristicheskoj-organizatsii-igil-nad-zhenshhinami
http://www.vesti.ru/doc.html?id=3081039
http://theins.ru/longread/32568

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×